7 августа 2020

«Какой смысл жить в иллюзиях? Никто, включая государство, не обязан спасать ваш бизнес»

«Мои сотрудники — не контролеры и не обязаны учить гостей, как им себя вести. Хочет государство изображать, что у них все под контролем, — пусть придумывают работающие технологии».

 

Нижегородским заведениям общепита разрешили открыться в конце июня. Работать при посадке не более 30% можно внутри кафе и ресторанов, но только с использованием системы видеоаналитики. Основатель сети кофеен Coffee Molly в Нижнем Новгороде Ирина Ускова в колонке для NN.DK.RU рассказала, как перестроился ее бизнес с начала пандемии и почему она против видеоаналитики.

— Моей сети бизнес-кофеен Coffee Molly 5 лет. Идея моего бизнеса — открываться там, где можно работать с постоянной аудиторией, под которую подбирать персонал и адаптировать меню. Моя задача — находить локации, где люди изначально объединены территориально. И чем место удаленнее от центра, тем лучше.

Под такие критерии подходят:

·         крупные бизнес-центры, где люди ограничены инфраструктурой БЦ,

·         современные жилые комплексы, недавно построенные.

Несмотря на то, что это мой первый полностью самостоятельный бизнес, никаких иллюзий я никогда не строила. Рассчитывала только на себя и не считала, что кто-то мне что-то должен: помогать, жалеть и прощать. Об истории своего бизнеса я написала книгу «Кофейня без франшиз». Мне хотелось, чтобы моя история вдохновляла и других идти своим путем, как меня вдохновляет до сих пор история Анастасии Татуловой (сеть-кафе «АндреСон»), которая написала отзыв на мою книгу.

Ограничения постепенно снимают, но неопределенность никуда не уходит.

Что мы имеем с начала послаблений:

  1. Арендодатели друг за другом отменяют скидки по аренде: «Вы же можете работать».

  2. Поставщики по услугам охраны, интернета отменили антикризисные тарифы.

  3. Заказы на доставку от Yandex.Eda, Delivery резко сократились c июня.

Как бы считается, что все налаживается, но сотрудников в офисы не возвращают, а продолжают держать на удаленке. Не больше 10% работают в офисах посменно, так как не у всех дома есть условия трудиться: маленькие дети, низкие качество интернета, недостаточно оборудования. 

Из последнего разговора с директором одной IT компании в одном из бизнес-центров Нижнего Новгорода:

— Когда вы планируете всех вернуть в офис? 

— Не раньше сентября.

— А как сказывается удаленная работа на эффективности? 

— Плохо, но не дай бог всех верну, и кто-то заболеет в офисе, тогда вообще все остановится. 

— Вы действительно верите, в то, что в сентябре что-то изменится, и пандемия закончится?  

 

— Нет, но паники, возможно, будет меньше. 

 Бизнес открылся и не открылся. Это как нерабочие дни с сохранением заработной платы.

О финансовых потерях в пандемию

Это не первый кризис в моей трудовой деятельности. Сначала 2008 г., потом  2014-й. Да, тогда я была менеджером по продажам в строительной компании и воспринимала сложности со своей колокольни, но очень хорошо помню, как с мужем сели вечером и на чистоту выложили все опасения друг другу. И поняли, что на 100% мы можем контролировать только две вещи: наш внутренний настрой и отношение к ситуации. 

Во время эпидемии коронавируса ситуация мало чем отличалась. Поговорив откровенно, мы без особых иллюзий начали быстро принимать решения по отношению к собственным бизнесам. 

С 2 млн руб.до пандемии, наша выручка в период ограничений упала до 350 тыс. при работе всего 50% кофеен. С марта по июнь выручка пошла вверх на 15% ежемесячно. В основном за счет того, что мы стали пробовать работать даже в тех кофейнях, где надеяться было не на что. Я и муж сами встали за барную стойку и отслеживали ситуацию каждый день. Так как находиться в яме предположений — не мой принцип, мы стали пробовать и не ошиблись. 

Людей не было ни на улицах, ни в БЦ. Однако на деле оказалось, что к нам готовы приходить — забегать на пробежке или даже заезжать на машине.

На данный момент у нас в формате «только с собой» работает пять кофеен, обслуживаем только через окно. Одну кофейню мы полностью закрыли, но причины не только в коронакризисе.

Я не готова устанавливать видеоаналитику, и это осознанное решение. Я не понимаю, как выполнить все требования Роспотребнадзора. Мои сотрудники — не контролеры и не обязаны учить гостей, как им себя вести.

Хочет государство изображать, что у них все под контролем, — пусть придумывают работающие технологии, к которым мы с удовольствием подключимся, но подписываться под то, что не в силах контролировать полностью — не мой принцип. 

С апреля по июнь наша выручка выросла с 300 тыс. руб. до 850 тыс. (до пандемии было более 2 млн руб.). Мы не сократили зарплаты барменов, но у администратора и маркетолога оклады снизились. Наша сеть дважды получила субсидию от государства.

Таким образом, в апреле мы ушли в операционный минус на 50 тыс. руб., в мае — отработали в ноль, в июне окупили убытки апреля полностью. 

Что будет дальше? Вторая волна эпидемии? Или еще что-то выдумают? Так или иначе, государство живет своей жизнью, а предприниматели — своей.

Какой смысл жить в иллюзиях, о том, что государство продлит действие ЕНВД; в Нижнем Новгороде откажутся от установки видеоаналитики, потому что не во всех регионах России она есть; что неубыточному до кризиса бизнесу выдадут гранты, как это сделали в Германии; что наконец-то отменят маски и перчатки, потому что они бессмысленны, если их не носить, закрывая нос и не менять каждые 3 часа. 

Я не вижу смысла растрачивать энергию на поиск ответов на эти риторические вопросы. В созданном мной мире есть все что нужно, чтобы получать удовольствие от работы. И мы просто каждый день варим вкусный кофе для своих любимых гостей. Правила игры в своем мире я предпочитаю задавать сама, а отвлекаться на то, что мне неинтересно — не вижу смысла. 

Источник: https://nn.dk.ru/news/237139331

Мнение Союза может не совпадать с мнением автора