Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Согласны на половину

Россияне готовы добровольно перечислять в бюджет, на финансирование социальных и других государственных расходов, 7% от своих доходов. То есть примерно половину от того, что предписывает закон.

Таковы результаты исследования Департамента социологии и политологии Финансового университета при правительстве РФ. По словам одного из авторов исследования, профессора Алексея Зубца, такой налог готовы платить две трети опрошенных. Треть считает, что «ничего и никогда не должны платить», так как все, что заработали, получили без помощи государства. Три четверти уверены, что уклонение от уплаты налогов недопустимо ни при каких обстоятельствах, или же допустимо лишь в исключительных случаях — по болезни, инвалидности. В наибольшей степени это убеждение распространено среди пожилых людей, меньше всего — в группах населения с доходом выше среднего. 18 процентов опрошенных граждан заявили о том, что среди их друзей и знакомых много тех, кто не платит никаких налогов.

Цель опроса — найти ответ, правильно ли устроена в стране налоговая система, открытая и прозрачная ли она?

«Результаты показывают, при таком уровне налоговой нагрузки и отношении к уплате налогов государству было бы трудно, если не невозможно существовать», — говорит Зубец.

Сегодня по Налоговому кодексу работник платит с ежемесячного дохода 13 процентов подоходного налога (НДФЛ), плюс 30 процентов за него платит социальные взносы работодатель. При этом у 80 процентов наемных работников — налогоплательщиков «подоходный» из зарплаты вычитает бухгалтерия, то есть «по факту» люди не «видят» своих налогов. А для поведения ответственного налогоплательщика это «не правильно и непрозрачно», сходятся во мнении опрошенные «РГ» эксперты. Половина федерального бюджета складывается из отчислений десятка доходных регионов и сотни крупнейших компаний, а люди также не видят связи между своим благосостоянием и тем, что делает государство.

 «Граждане должны знать, куда идут их налоги — на зарплаты бюджетникам, врачам, учителям, на дороги, на благоустроенные и зеленые дворы, на общественную безопасность, — и какой при этом должен быть спрос с государства, с местных властей», — говорит Алексей Зубец. Если люди будут понимать, как отстаивать свои права и интересы, то сопротивление налоговой дисциплине будет гораздо меньше, считает социолог. Широкие возможности здесь у массмедиа по формированию мотиваций по уплате налогов.

«В идеале неплохо иметь такую систему, где люди прямо, а не через налоговых агентов платят налоги», — говорит эксперт Комитета гражданских инициатив Дмитрий Некрасов. В мире существуют практики, например в США, когда предприниматель отдает наемному работнику все, что тот заработал, а работник сам платит подоходный налог и взносы в социальные фонды. В этом случае работодатель не заинтересован в сокрытии дохода своего работника, т.к. платит налоги не он, в свою очередь, это создает резервы роста для фонда оплаты труда, повышению заработной платы. Наемный же работник несет персональную ответственность за свои пенсионные накопления и уплату подоходного. Проблема «серой» и «черной» заработной платы сама по себе исчезает.

В Эмиратах 5% от своей зарплаты платит работник и 12,5% с фонда оплаты труда — работодатель. При этом поощряется работа более 20 лет (пенсионный стаж) или после достижения пенсионного возраста.

По мнению Дмитрия Некрасова, к такого рода нововведениями или модификациям по способам уплаты подоходного налога лет через пять — десять в России все равно придут. Сейчас, кстати, ситуация с соотношением сознательных и несознательных плательщиков налогов меняется. Например, через акцизы на бензин в бюджет собирается в три раза больше средств нежели через транспортный налог, говорит эксперт, но поскольку автовладельцы платят транспортный налог лично, из собственного кармана, то все чаще в последнее время требуют от властей качественных дорожных магистралей или же заводят дискуссии об отмене «несправедливого» транспортного налога, поскольку тот по сути «укладывается» в быстрорастущие акцизы на бензин. И зачем тогда дубляж?

Еще одна тема исследования Финансового университета — надо ли вводить прогрессивную шкалу НДФЛ для доходов физических лиц (увеличение эффективной ставки налога с ростом облагаемого дохода).

Три четверти россиян поддерживают введение прогрессивной налоговой ставки, растущей по мере доходов граждан. В наибольшей степени за возвращение прогрессивной шкалы ратуют пожилые, старше 60 лет. Менее всего с идеей согласны молодежь и состоятельные россияне, отмечается в исследовании.

О том, что варианты повышения подоходного налога сегодня обсуждаются экспертами, законодателями и чиновниками — не секрет. Аргумент- дефицит бюджета. Чтобы компенсировать разрыв между доходами и расходами, недостающие средства предполагается искать у граждан, после 2018 года. В том числе с помощью прогрессивной шкалы, подразумевающей увеличение выплат для высокодоходных граждан по сравнению с нынешний ставкой в 13%.

По мнению Дмитрия Некрасова, этот вариант — контрпродуктивен . «Когда в России уравняли шкалу подоходного налога с 35 до 13 процентов, то поступления в бюджет резко выросли. Пока методы администрирования не столь эффективны, чтобы изымать у богатых «прогрессивный» процент. Во Франции это ни к чему хорошему не привело»,- предупреждает он.

К введению прогрессивной шкалы надо подходить очень аккуратно, утверждает большинство экспертов. Особенно важен, по их мнению, размер налоговой базы и «потолок», с которого надо исчислять налог.

«Конечно, возвращаться к прогрессивной шкале не хотелось бы, тем более богатым проще платить «вбелую», чем утаивать или выводить деньги за границу, но исследование показывает, что сегодня есть социальный общественный запрос «на справедливость» — богатые должны платить больше. То, что три четверти респондентов поддержали прогрессивную шкалу, это сигнал», — говорит Алексей Зубец. Государство, как предполагает ученый, потеряет деньги, зато получит лояльность широкого круга избирателей, и этот жест может быть сделан. Выпадающие же доходы и дыры в бюджете — восполнены за счет доходов от нефти, которая будет расти в цене.

Правда, говоря о справедливости, стоит отметить, что с больших доходов люди платят и так больше налогов, не в процентном, а в рублевом исчислении.

А вот директор Центра экспертизы и аналитики проблем предпринимательства «ОПОРЫ России» Олеся Сапа, предложила оценить «контрольную» цифру в 7 процентов, которые готовы отчислять государству со своих доходов респонденты, с точки зрения их нынешнего экономического положения. По ее словам, с падением зарплат, инфляцией многие мысленно снизили и размер налога на доходы. Так что опрос отражает реалии.

В случае разгара дискуссий о повышении подоходного налога и введении прогрессивной шкалы, по мнению Сапы, можно было бы подумать о введении в исчисление НДФЛ так называемый необлагаемый минимум. Это когда из полученного дохода вычитается сумма , с которой государство считает несправедливым снимать налог. А налогоплательщик платит его лишь с суммы, которую заработал сверх. В Великобритании, например, такой стандартный вычет в 2015 году составлял 10 тысяч 600 фунтов годового дохода на человека. То есть при доходе в 20 тысяч фунтов и вычете платить налог надо 9400 тысяч фунтов. До 2012 года в России, кстати, также действовал необлагаемый минимум в 400 рублей. Но был отменен из-за лишних трудностей в администрировании. Впрочем, смысл вводить необлагаемый минимум появляется тогда, когда подоходный налог высок. В России ставка в 13 процентов — одна из самых низких в мире. Кроме того, по словам эксперта, НДФЛ сегодня в России один самых хорошо собираемых налогов и менять его «устройство» нецелесообразно. «Этот налог без рисков, потому что его платят работодатели», — говорит Сапа.

В исследовании приводится также рейтинг регионов, в которых, по мнению респондентов, больше всего налоговых уклонистов. На первом месте — Бурятия, затем следуют Крым, Хакасия, Пермский и Красноярский края, Иркутская область, Забайкалье. «Крым — пока еще наследие украинских времен и курортный регион», — комментирует итоги опроса Алексей Зубец. В других российских регионах местным властям тоже есть повод задуматься — проанализировать местный бизнес на наличие «отмывочных» схем и «серых» зарплат.

314373-native.v0.1

Источник:rg.ru