Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Сколько стоит легализация бизнеса

Почему для вывода экономики из тени эффективнее снизить давление на легальный бизнес, а не усилить контроль за неформальным сектором.

Почти 20% всех занятых в России трудится в неформальном секторе, следует из данных обследований рабочей силы Росстата. Это существенное препятствие для развития страны. Проблема не столько в том, что эти работники не платят налогов: неформальность существенно ограничивает доступ к ресурсам (банковскому финансированию, твердым контрактам, судебной защите), одновременно стимулируя альтернативные институты (теневое финансирование, внесудебное разрешение споров).

Насколько можно судить, правительство понимает проблемы неформальности. Появляющиеся инициативы свидетельствуют о попытке вывести часть экономики из тени. Однако налоговые и им подобные стимулы работы вбелую не решают ключевой проблемы – они не снижают рисков легализации.

В выборе между белой и серой экономикой предприниматель (пусть это всего лишь автомеханик, который ремонтирует машины в личном гараже) учитывает выгоды и риски каждой из форм хозяйствования. С выгодами все более-менее понятно: в одном случае экономия на налогах, в другом – доступ к ресурсам. С рисками сложнее – тут-то власти не понимают проблем работы в серой и белой экономике.

Теневая экономика станет вариантом нормы

Риски связаны в первую очередь с вероятностью наказания за полностью неформальную деятельность либо наказания за нарушения в ходе легальной экономической деятельности. Самые серьезные наказания предусматривает Уголовный кодекс, криминализуя незаконное предпринимательство как таковое и отдельные нарушения, которые можно допустить в ходе легальной предпринимательской деятельности.

Важно различать формы криминализации деятельности, приносящей доход. Часть экономической активности связана с действиями, которые запрещены сами по себе (организация проституции), или же запрещены для всех, кроме очень узкого круга специальных предприятий (производство наркотиков). Это криминальная экономика, которая относительно невелика и есть в любой стране. Ее мы оставим в стороне, так как о выводе ее из тени речь не идет.

 

Кроме статей, запрещающих криминальный бизнес, в УК есть статьи (самые массовые – «незаконное предпринимательство» и «незаконная банковская деятельность»), которые устанавливают наказание, по сути, за то, что некто ведет деятельность, которая сама по себе нарушением не является, но при этом не регистрируется в качестве предпринимателя или юрлица. Также в УК есть много статей, которые криминализуют действия юрлиц и частных предпринимателей, но в силу формулировки не могут быть применены к работающим в полностью неформальной экономике. Они связаны с производством или сбытом продукции без маркировки, не соответствующей требованиям безопасности, добычей различных ресурсов без получения специального разрешения и т. д. В их рамках могут быть наказаны руководители или предприниматели, ответственные за нарушения.

По данным Росстата, в 2017 г. в России в неформальном секторе работало 14,25 млн человек. При этом более трети из них – не по найму, т. е. теоретически могли быть субъектами таких преступлений, как незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность и т. д. Одновременно в формальном секторе в тот же период работало на руководящих должностях или в качестве предпринимателей 8,4 млн человек, т. е. они могли быть субъектами преступлений, связанных с экономической деятельностью. Человек, работающий по найму и не занимающий руководящей должности, может стать субъектом подобных преступлений крайне редко.

За тот же период судами было осуждено за полностью неформальную экономическую деятельность 435 человек (т. е. менее чем 1 человек на 10 000), а за нарушения в ходе легальной деятельности – более 12 500 или (13 человек на 10 000). Шанс быть осужденным за формальную экономическую деятельность более чем в 15 раз выше, чем за неформальную. Таким образом, риски легальной экономической деятельности очень высоки.

Но кроме УК есть еще Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Данные о наказаниях в судебном порядке за полностью неформальную экономическую деятельность и за нарушения в ходе легальной деятельности в его рамках менее детальны, но тоже позволяют говорить о разнице примерно на порядок (9–12 раз). Данные о внесудебных санкциях бизнеса недоступны, но можно с уверенностью говорить, что в силу конструкции КоАПа наказание во внесудебном порядке полностью нелегального бизнеса практически невозможно. Значит, нужно еще прибавить к порядковой разнице сотни тысяч, если не миллионы наказаний в досудебном порядке.

Все больше зарплат в конвертах

Легализуясь, бизнес на порядок увеличивает вероятность того или иного наказания за «нарушения», которые допускаются им в ходе экономической деятельности. Первый и очевидный вывод из этого наблюдения – что нужно усилить контроль над полностью неформальным сектором – в корне неверен. Во-первых, при существующих масштабах неформальной экономики санкции могут быть эффективными только в отдельных и особых секторах. Во-вторых, существующие практики работы правоохранительных и контрольно-надзорных органов (неумение различать серьезные и незначительные нарушения, ориентация на документарную отчетность, а не на реальность) заставят их объявлять неформальным формальный сектор вместо того, чтобы искать полностью неформальных игроков.

Поэтому верной политикой по выводу экономики из неформального сектора будет существенное (на порядок) снижение административного давления на легальный бизнес. Только тогда мы получим шансы на выход из тени парикмахеров, автомехаников и сельских автолавок.

 

Источник: https://aurora.network/articles/6-jekonomika/61880-skol-ko-stoit-legalizatsija-biznesa