С.Борисов: власти муниципалитетов должны быть заинтересованы в росте МБ

Сергей Борисов, президент «ОПОРЫ РОССИИ», член Общественной палаты РФ, считает, что исполнение закона о выкупе помещений как лакмусовая бумажка покажет отношение к бизнесу местной власти. Сергей Борисов был участником всех последних встреч бизнеса с президентом и премьером РФ и знает, что действительно власть думает о бизнесе. Кроме того, он дает советы предпринимателям, что делать во время кризиса и как попасть на международные рынки.

В.: Кризис — самая острая тема последних недель. Это касается напрямую малого и среднего бизнеса России? К чему, по вашему мнению, готовиться его представителям?

О.: То, что кризисы случаются в истории различных стран, — это известный факт, важно понять, как построить дамбу, плотину от будущих кризисов. Неумная капитализация компаний, биржевые поводыри, которые ведут эти раздутые фонды в светлое будущее, чтобы получить свои 10-15%. На эти факторы нужно обратить внимание. Мы можем не предусмотреть, когда станем заложниками других экономик. Масштабы кризиса пока еще не известны. Можно прогнозировать уничтожение большого слоя банковского сектора. По-видимому, и малый бизнес будет финансироваться по остаточному принципу. Подорожают и сократятся по своей длительности кредиты. Это разрушит многие бизнес-планы. Но есть целый ряд банков, которые стремятся поддерживать репутацию надежного партнера, такого, который в трудную минуту малый бизнес не бросит. Уверен, они не свернут свои программы, хотя в целом все-таки деньги будут дороже. Однако малый бизнес по природе своей гибок и научится приспосабливаться.

В.: Законодатели приняли в первом чтении закон о «малой приватизации» помещений, и цифры в законе смехотворны — бизнесу предлагают выкупить по 30 кв. м в рассрочку на 2 года на фирму. Что вы думаете по этому поводу?

О.: Москва, например, просто отказалась от этого закона. Выкупа помещений в столице не будет. Правительство формирует только имущественные фонды, которые станут своеобразными бизнес-инкубаторами. Фиксируется профиль малого предприятия в конкретном помещении, и нельзя, к примеру, закрыть пекарню и открыть здесь бутик. На совещании в Гагарине (в июле этого года) Дмитрий Медведев попросил организовать мониторинг того, как будет выполняться закон. Мы отслеживаем ситуацию по стране. И уже передали первую часть мониторинга в Минэкономразвития и Генпрокурору. Есть очень позитивные примеры. Например, в Чувашии бизнес получил право на приватизацию до 10 тыс. кв. м с рассрочкой до 10 лет. Но негативных откликов больше.

Петербург сначала поддержал закон, но, видимо, потом властям стало как-то жаль раздавать собственность. Принятые нормы — 30 кв. м — это абсурд. Это одни из самых низких цифр по России. Нельзя малый бизнес ассоциировать с теми, кто жарит семечки. У вас строится шесть автомобильных заводов. Им понадобится масса комплектующих, которые во всем мире в условиях жесткой конкуренции производит именно малый и средний бизнес. Поэтому зарубежные автомобили такие хорошие. А если полностью делать машины в одном большом ангаре, то получится примитив. Автогигант — это не театр одного актера. Но какое производство возможно на 30 кв. м?

В.: Торговые зоны — больная тема в Петербурге. Куда деваться малому торговому бизнесу — непонятно. Как дело обстоит с этим в других регионах?

О.: Торговые зоны закрывают по всей России, это общий тренд. Но чиновники на муниципальном уровне должны быть заинтересованы в росте малого бизнеса. Крупный бизнес уводит капиталы, малый будет все оставлять на конкретной территории. Он уникален, по сути, формирует средний класс. Недальновидность властей в этом вопросе ставит под вопрос стабильность регионов. Стричь на овце надо только шерсть, с кожей стричь овцу нельзя. Разорение, разочарование идут вслед за закрытием торговых зон. Это целый шлейф социальных проблем.

В.: Малый бизнес все больше стремится стать международным, выйти на новые рынки. Будет ли «ОПОРА» помогать ему осваивать новые территории?

О.: Безусловно. Малому бизнесу нужны путеводители по зарубежным рынкам. Во всех развитых странах есть такие стратегии и структуры. Например, JETRO в Японии — это 1600 сотрудников по всему миру, которые помогают ориентироваться японскому бизнесу в чужой стране, мониторят рынок на предмет новых технологий, помогают в продвижении. Стоит эта программа бюджету Японии ежегодно $400 млн. Уже ясно, что система российских торгпредств устарела, оттуда не приходит никаких импульсов, никакой аналитики. «ОПОРА» готова подключиться к этой работе, если правительство доверит.

В.: У вас есть свой бизнес?

О.: У меня был свой бизнес, это 15 автозаправочных комплексов в Москве и Московской области. Но я вынужден был уйти из этого проекта и не подставлять своих партнеров по бизнесу, потому что стал уязвим, взявшись за общественную деятельность. Один непробитый чек мог бы отразиться на имидже «ОПОРЫ». Сейчас я поддерживаю несколько проектов в области производства оборудования, но только как акционер. Но не теряю прямой связи с бизнесом.

В.: Где в России малому предпринимательству жить хорошо?

О.: В Татарстане, где при КАМАЗе создан большой промпарк, в котором работает множество малых предприятий. И они, к слову, готовы поставлять комплектующие и для других автогигантов. Кроме того, неплохо чувствует себя малый бизнес в Оренбургской, Липецкой и в ряде других областей.

ИА «Альянс Медиа» по материалам газеты «Деловой Петербург»

Поделиться