Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

«Пытались развести как в 90-е»

Бизнесмен, которому якобы предложили закрыть уголовное дело за вознаграждение, не растерялся и обратился в органы.

За 3 млн рублей сотрудник альметьевского следкома, по версии следствия, обещал закрыть дело о мошенничестве в отношении местного предпринимателя. Теперь самому следователю грозит до 15 лет лишения свободы — оперативники ФСБ задержали Евгения Винкова в момент получения первой половины транша. Сотрудник СК уже частично признал свою вину, а суд отправил его под домашний арест, разрешив ухаживать за личными курами и поросятами.

 

СНАЧАЛА НАКРЫЛИ ПОСРЕДНИКА, ЗАТЕМ ПРИШЛИ ЗА СЛЕДОВАТЕЛЕМ

Очередную громкую антикоррупционную операцию провели сотрудники татарстанского управления ФСБ. В результате в наручниках оказался следователь альметьевского отдела СКР Евгений Винков. Источники нашего издания, близкие к системе правоохранительных органов, сообщили, что он подозревается в получении взятки в особо крупном размере.

Фабула уголовного дела поражает своей прямолинейностью. Один из собеседников нашей газеты из правоохранительных органов охарактеризовал инцидент с грустной иронией: «Пытались развести как в 90-е». По версии ФСБ и следственного комитета (только СКР имеет право расследовать уголовные дела в отношении следователей — прим. ред.), 14 марта этого года Винков возбудил уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 159 УК РФ) в отношении некоего бизнесмена Сабаева. По словам одного из наших источников, материалы для возбуждения дела о мошенничестве несколько месяцев готовили оперативники челнинского межрайонного отдела БЭП. Другие собеседники ставят под сомнение эту информацию: дескать, челнинский МРО и следственный отдел Альметьевска никак не пересекаются.

В чем суть уголовного дела в отношении Сабаева, наши собеседники не уточняют. Спустя два месяца расследования, как установили в ФСБ, следователь Винков встретился с другом Сабаева – неким Халиуллиным. Винков обратился к Халиуллину и якобы предложил передать Сабаеву: готов прекратить уголовное преследование за 3 млн рублей. После чего, стоит полагать, Халиуллин передал эти слова предпринимателю. 

Сабаев, однако, поступил по-своему — обратился в ФСБ. Все остальные действия происходили уже под контролем оперативников. 2 июня на парковке ТЦ «Мега» в Казани предприниматель передал Халиуллину 1,5 млн рублей – первую часть «откупных». Посредник с деньгами приехал в Альметьевск передать их Винкову, где оба и были задержаны оперативниками ФСБ. Через несколько часов после задержания Винкова отправили в изолятор временного содержания, и к тому моменту он уже признал факт получения денег. Уголовное дело в отношении своего коллеги расследует 3-й отдел по особо важным делам СУ СК по РТ.  Очевидно, дело Винкова на особом контроле у руководства республиканского следкома.

В пресс-службе следственного управления пока от комментариев отказались.

 

 «ВОЗМОЖНО ЛИ ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ПО УЧАСТКУ? ТАМ У МЕНЯ И КУРЫ, И ПОРОСЯТА»

Несмотря на тяжесть преступления, в котором подозревается Винков, ему удалось избежать камеры СИЗО. Его судьба накануне решалась в зале Ново-Савиновского районного суда. Внутрь альметьевский следователь вошел под руку с двумя конвоирами, которые в этот раз работали по принципу «завели и вышли», оставив подозреваемого без надзора. Винков к суду подготовился основательно: появился в синей толстовке с капюшоном, надетым на голову, в медицинской повязке на лице и с бумагами в руках, чтобы прикрыть оставшиеся открытыми для камер глаза. В течение всего процесса он ни разу не показал своего лица, вел себя очень спокойно и не говорил лишних слов.

О карьере Винкова известно совсем немного: например то, что служит он следователем-криминалистом. В декабре 2015 года дал комментарий местному изданию по поводу внезапной смерти 15-летнего подростка. Наши собеседники, близкие к органам, недоумевают: как сотрудник, специализирующийся на расследовании личностных преступлений, вообще мог возбудить дело о мошенничестве?

Судья Шамиль Сунгатуллин до начала заседания поинтересовался у собравшихся, не смутит ли их присутствие и съемка участников процесса корреспондентом. Воспрепятствовать работе журналиста попытались адвокат подсудимого из нефтяной столицы Татарстана Светлана Шабанова и сам Винков, позже категорически отказавшийся от общения с прессой.

Затем слово было предоставлено следователю 3-го отдела по особо важным делам СК Ильнуру Рашитову. Тот в ходатайстве кратко повторил фабулу дела, а затем попросил ограничить свободу Винкова на время следствия – пусть и в стенах собственного дома. «У следствия имеется достаточно оснований полагать, что он, не находясь в частичной изоляции от общества в жилом помещении, может скрыться от органов предварительного следствия и суда с целью избежать уголовной ответственности, угрожать свидетелям или иным образом повлиять на ход предварительного следствия», – аргументировал Рашитов ходатайство.

Свою вину на этапе предварительного следствия подозреваемый признал частично. По мнению следствия, причастность Винкова в совершении преступления подтверждается показаниями свидетелей Сабаева и Халиуллина. 

Не выступил против домашнего ареста и сам фигурант уголовного дела, ровно как и прокурор Рамиль Гильмутдинов и адвокат подозреваемого. Единственное, о чем просил Винков, — предоставить ему возможность ухаживать за домашними животными – поросятами и курами, также отметив, что гулять по территории участка ему необходимо: туалет и прочие удобства расположены на улице. 

«С заявленным ходатайством согласен. Единственная просьба – возможно ли перемещение во дворе тоже, имеется в виду по участку? Поскольку дом старенький, удобства находятся на улице. Я и хозяйство держу: там у меня и куры, и поросята, соответственно, ими заниматься нужно», — заверил суд спокойным тоном Винков, тщательно прикрываясь бумагами.

Спустя несколько минут суд вынес решение, учтя просьбу Винкова. Подследственному разрешили общаться с жильцами своего дома (по словам адвоката, с подсудимым живет жена Виктория, а дом принадлежит матери) и представителями надзорного органа. Теперь он в течение двух месяцев,  до 3 августа, не имеет права выходить за пределы жилища, пользоваться интернетом и общаться с кем-нибудь по почте.

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/384617