Проверки по реестру

Начиная с мая этого года обсуждается возможность введения в России единого реестра проверок предпринимателей. Идея была предложена бизнес-омбудсменом Борисом Титовым, поддержана президентом РФ и вылилась сначала в проект ведомственного акта минэкономразвития. Однако сейчас уже идет речь о полноценном законопроекте, предусматривающем создание реестра.
Сейчас процедура проведения проверок детально урегулирована Федеральным законом от 26 декабря 2008 года N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». Начало действия этого закона сопровождалось многочисленными нарушениями со стороны контролирующих органов. В итоге суды были завалены жалобами на незаконность результатов проверки, которые затем отменялись. За пять лет благодаря работе руководства проверяющих ведомств и прокуратуры ситуация изменилась к лучшему, и контролеры допускают в разы меньше грубых нарушений, которые имели место на первом этапе.
В свою очередь, и правовая грамотность предпринимателей за истекший период повысилась: они знают свои права, обязанности проверяющих и готовы, если потребуется, отстаивать свою правоту в вышестоящих инстанциях и в суде.
Сегодня уже редко встретишь организацию без журнала учета проверок либо предпринимателей, которые не заходят в начале года на сайт Генеральной прокуратуры РФ в поисках своей компании в сводном плане проверок.
Сегодня закон делит все проверки на две категории: плановые и внеплановые. О первых предприниматели знают заранее: они проводятся раз в три года; как уже было сказано, о них есть информация в сводном плане проверок на сайте Генпрокуратуры, который размещается до 31 декабря предыдущего года. О ней за три рабочих дня в письменном виде уведомляется предприниматель. В общем, неожиданным такой контроль со стороны государства точно не является.
Внеплановые проверки в народе получили меткое название «рейды на рассвете». Законодательство содержит требование о том, что такая проверка должна согласовываться с прокуратурой и что о ней предприниматель должен быть уведомлен за двадцать четыре часа до ее начала. Однако на практике это требование не то чтобы игнорируется, но «обходится стороной»: в ряде случаев согласование с прокуратурой не проводится, а на отсутствие уведомления предпринимателя, если у него были выявлены нарушения закона, никто особенно не смотрит.
Таким образом, складывается следующая ситуация. О плановых проверках известно всем как минимум из сводного плана Генпрокуратуры. О внеплановых проверках неизвестно, как правило, никому: они проходят и об их проведении знают только проверяющий орган, прокуратура и проверенный предприниматель. Даже иные контролирующие, а также правоохранительные органы не имеют информации о факте проведения внеплановых мероприятий. К слову, и о плановых проверках информацию нельзя признать исчерпывающей: зачастую имеются данные о том, что она планировалась, но была ли она проведена (хотя, конечно, с высокой вероятностью была), в какой срок, кто ее проводил и что было установлено — все это очень часто является «тайной за семью печатями». Этот пробел и призвана заполнить инициатива бизнес-омбудсмена, которую сейчас развивает минэкономразвития.
Ее суть заключается в том, что Генпрокуратуре поручается создание и ведение Реестра проверок предпринимателей. В него будет заноситься исчерпывающая информация о проводимой проверке: ей присваивается уникальный номер, вносятся данные о предмете контроля, проверяющих, о согласовании с прокуратурой, не исключено, что будут данные о выявленных нарушениях и принятых решениях.
Реестр будет вестись в электронном виде и будет доступен в полной форме для сотрудников прокуратуры, проверяющих органов, Уполномоченного при президенте РФ по правам предпринимателей, а в ограниченном виде (в части факта проведения проверки, сроков проведения и проверяющих) всем интересующимся лицам. Пока неизвестна реакция государственных и муниципальных органов на инициативу, но в целом нововведение будет на руку всем. Предприниматели получат полную информацию о проверке еще в дату ее проведения.
Ряд практикующих юристов высказали мнение о том, что если в дверь организации будут стучаться проверяющие, а информации о мероприятии не будет в реестре (а ее можно будет оперативно посмотреть), либо состав проверяющих не будет соответствовать тем, кто в действительности стоит за дверью, то предприниматель может не пускать контролеров на свое предприятие. В любом случае бизнес будет иметь исчерпывающую информацию, которая позволит ему подготовиться к проверке, обжаловать ее результаты или спорить по поводу проведения повторного мероприятия по такому же или схожему предмету (не секрет, что компетенция некоторых органов пересекается, в особенности схожих органов на федеральном, региональном и муниципальном уровнях).
Позитивно и то, что для предпринимателя будет доступна информация об инициаторе проверки. Достаточно часто в ходе корпоративного конфликта, рейдерского захвата или недобросовестной конкуренции на объект атаки «натравливают» проверяющие органы. Теперь коммерсант не станет гадать, откуда исходит угроза, а узнает об этом практически сразу, что поможет ему принять контрмеры. В случае общего доступа к информации о результатах проверки разных компаний потребителям тоже станет легче сделать выбор и ответить на важный вопрос — приобретать ли товары или услуги у конкретного предпринимателя или нет. Например, если некая организация стабильно проверяется в связи с жалобами граждан на плохое качество товаров и эти жалобы признаются обоснованными, то вряд ли стоит приобретать у нее продукт. С этой точки зрения реестр становится средством организации добросовестной конкуренции.
Наконец, определенные выгоды из существования реестра извлекут и сами контролирующие органы. Во-первых, снизится число дублирующих проверок, когда организацию по определенному вопросу уже проверили, но планируется контроль по схожему предмету, что влечет вероятность признания повторного мероприятия незаконным. То есть органы не будут распылять свои силы. Во-вторых, существование такого реестра упростит ведомственный контроль за проведением проверок. В-третьих, появится возможность обобщать статистические данные сразу по всем органам и организациям, что позволит получить общую информацию о количестве проведенных в стране мероприятий и соответствии плана проверок реальному его претворению в жизнь.
Источник :»Российская газета»

Поделиться