Президент заступился за бизнес

Эксперты поддерживают предложения Владимира Путина по созданию благоприятных условий для инвестиций и защите бизнеса в России. По мнению экспертов, остановить давление на бизнесменов сегодня мешает отсутствие должного контроля за силовиками и несовершенство законодательства.

Целый блок в послании Владимира Путина Федеральному собранию был посвящен ситуации в бизнес-сфере. Президент предложил создать комфортные условия для инвестиций и не «кошмарить» бизнесменов — сократить количество контролирующих органов, практиковать арест по экономическим преступлениям только в крайнем случае, чаще использовать залоги и домашний арест, продлить срок действия амнистии капиталов.

Президент отметил, что контроль за бизнесом необходим, однако «избыточные и дублирующие функции контрольных и надзорных органов» должны быть устранены.

С президентом согласен и бизнес-омбудсмен Борис Титов.

— Государство тратит на проверки 4% ВВП. В современных условиях мы не можем позволить себе такой роскоши. Контролеры сейчас прежде всего ориентируются на штрафы, а предупреждения и предписания об устранении нарушений почти не используют. Надо обязать их законом в случае первого нарушения выносить предупреждения. В принципе переориентировать контроль и надзор на профилактику, — рассказал «Известиям» Борис Титов.

По словам президента, несмотря на реформы и либерализацию уголовного законодательства в экономической сфере, бизнесменов по-прежнему «кошмарят».

Владимир Путин напомнил, что роль правоохранительных органов и судов состоит в том, чтобы оградить экономику и граждан от мошенничества и преступников, защитить права, собственность, достоинство всех, кто соблюдает закон, честно ведет свое дело. По словам Владимира Путина, арест по экономическим преступлениям до сих пор остается популярной мерой пресечения.

«Помещение под стражу в ходе следствия по экономическим преступлениям нужно использовать лишь как крайнюю меру, а чаще применять залог, подписку о невыезде, домашний арест», — призвал президент.

Глава государства также отметил низкую эффективность следствия по экономическим составам. По его данным, за 2014 год из почти 200 тыс. уголовных дел до суда дошло лишь каждое пятое. Еще 15 тыс. из них развалились в суде. Таким образом, приговором закончились лишь 15% изначально возбужденных дел.

Владимир Путин призвал прокуратуру активно использовать все имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия — закрывать неправомерно возбужденные дела, не допускать передачи в суд «сырых» дел, не поддерживать сомнительные обвинения в суде.

Эксперты винят в этой ситуации коррумпированность силовиков и отсутствие за ними должного контроля.

— Действительно, бизнесменов «кошмарят», несмотря на реформы. В первую очередь это связано с тем, что невозможно сломать за один-два года систему, которая нарабатывалась годами, — рассказал «Известиям» бывшей генпрокурор России Юрий Скуратов. — «Кошмарить» бизнес выгодно коррумпированной части правоохранительных органов, которые участвуют в переделе сфер влияния, заказных делах и на этом зарабатывают.

По мнению бывшего генпрокурора, следствие по экономическим делам в России до сих пор остается без присмотра.

— Упреки президента в адрес прокуратуры выглядят справедливыми, но нужно учитывать то обстоятельство, что надзорные полномочия прокуратуры были сильно урезаны и ослаблены, — пояснил Юрий Скуратов.

По его словам, следствие по экономическим преступлениям является частью общего следствия, но полномочия прокуратуры до стадии передачи дела в суд остаются символическими.

— Опасность заключается в том, что недобросовестным следователям и оперативникам даже не нужно направлять дело в суд — они «кошмарят» людей по заказу конкурентов, берут их под стражу, разрушают бизнес — в этом их задача, — добавил бывший генпрокурор. — Нужно срочно исправлять ситуацию и возвращать прокуратуре реальные полномочия.

По мнению омбудсмена Бориса Титова, ситуация с давлением на бизнес связана с несколькими причинами.

— На дворе кризис, и компании разоряются. Практика показывает, что не все контрагенты готовы удовлетворять свои претензии в арбитражных судах. Многие пытаются надавить на партнеров, используя связи в органах, — пояснил «Известиям» омбудсмен. — Не способствует уменьшению дел в отношении предпринимателей и новый порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Теперь их возбуждают следователи. Они далеко не всегда, как это положено, запрашивают мнение Федеральной налоговой службы.

С ним согласен и член комитета Госдумы по безопасности единоросс Илья Костунов.

— Я согласен с президентом и хотел бы обратить внимание, что большая часть ущерба бизнеса связана с действиями силовиков — с начала расследования предприятие теряет статус благонадежного, экономические операции с ним сразу же признаются высокорискованными, а если следствие затягивается, то это приводит к разрушению всего бизнеса, — рассказал «Известиям» Илья Костунов. — Практика масштабного изъятия у предприятий компьютеров, документации, печатей в ходе обысков и выемок сразу приводит к остановке деятельности предприятия, при этом следователь по сегодняшнему законодательству никак не ограничен в сроках на принятие решения о судьбе изъятых предметов — делать их вещдоками или возвращать владельцу. Зачастую это способ давления на бизнес, причем предметы могут быть изъяты не только у предприятия, чьи сотрудники подозреваются в экономических преступлениях, но и у любого из его контрагентов, которые по делу никак не проходят.

По его мнению, исправить ситуацию могло бы повышение качества следствия.

— Может быть, нужно ввести дополнительное обучение следователей, чтобы они расследовали дела быстро и качественно, — пояснил Илья Костунов. — В этом случае будет понятно, грозит ли уголовная ответственность конкретному руководителю или собственнику или это дело не имеет перспектив и может быть закрыто в связи с отсутствием состава преступления.

Еще год назад Илья Костунов предлагал соответствующий законопроект, который ограничивает следователя в сроках принятия решения по вещдокам.

Практикующие адвокаты говорят, что зачастую силовики не хотят разбираться в обстоятельствах экономических преступлений, что отражается на судьбе бизнесменов.

— Например, в декабре 2014 года суд признал неконституционной ст. 159.4 УК о мошенничестве в предпринимательской сфере, поэтому теперь бизнесменам вменяют «обычное» мошенничество, — рассказал «Известиям» адвокат Александр Погонченков. — В каждом случае нужно разбираться, потому что есть объективные причины, по которым бизнесмен сорвал сроки, не смог вовремя расплатиться с клиентами или партнерами.

Президент также затронул тему амнистии капиталов, которая началась в России 1 июля 2015 года. По ее условиям граждане могут добровольно задекларировать свои активы и деньги за границей в обмен на освобождение от уголовной, административной и налоговой ответственности. По словам Владимира Путина, бизнесмены не спешат возвращать деньги в Россию в связи со сложной процедурой и недостатком гарантий. Сама амнистия капиталов, срок которой заканчивается 31 декабря этого года, может быть продлена еще на полгода.

По словам бизнес-омбудсмена Бориса Титова, проблема заключается и в том, что амнистия обошла компании.

— Прежде всего не предусмотрена амнистия для юридических лиц, поэтому сохраняется опасность возбуждения уголовного дела против «неустановленного круга лиц из руководства компании», — пояснил Борис Титов. — Нет возможности декларировать не только имеющуюся недвижимость и сделки, но и те, что были в прошлом. Нами уже подготовлены и направлены в правительство предложения по соответствующей корректировке амнистии.

По мнению экспертов, многие бизнесмены опасаются, что амнистия капитала лишь повредит их бизнесу.

— Ко мне обращается огромное количество предпринимателей, спрашивают, как поступить. Ведь они активы-то прятали, в том числе чтобы защитить. А сейчас они вновь боятся, в том числе из-за того, что данные об их активах могут быть не защищены, — объяснил адвокат Станислав Акимов. — Никто не гарантирует, что через месяц после декларации информация об активах не появится в базах на рынке, не будет передана рейдерам, бандитам либо не будет использована в своих целях коррумпированными сотрудниками силовых структур.

В своем послании президент Владимир Путин заявил о планах по гуманизации Уголовного кодекса. По его словам, законы должны быть мягче к тем, кто совершил незначительные, мелкие преступления, чтобы не ломать жизнь людям и не плодить рецидивистов. Он отметил, что сейчас фактически каждое второе уголовное дело, дошедшее до суда, связано с мелкими преступлениями.

В связи с этим он попросил Госдуму поддержать предложение Верховного суда о декриминализации ряда статей УК и перевести преступления, не представляющие большой общественной опасности, в разряд административных, но с принципиальной оговоркой: повторное правонарушение будет квалифицироваться уже по уголовным статьям.

— Какие именно статьи УК будут смягчены, мне пока не известно, но ранее на президентском совете обсуждалось, что надо поддержать предложение Верховного суда о декриминализации статей по налоговым и экономическим преступлениям, — рассказал «Известиям» глава Национального антикоррупционного комитета (НАК), член президентского Совета по правам человека Кирилл Кабанов.

С подачи президента в России ожидается реформа суда присяжных.

«Предлагаю укрепить роль института присяжных заседателей — расширить число состава преступлений, которые они могут рассматривать», — сказал Владимир Путин.

В связи с тем что у судов возникают сложности с формированием коллегий присяжных, Владимир Путин предложил рассмотреть вопрос о сокращении количества присяжных заседателей в уголовных коллегиях с 12 до 5–7 человек.

Стоит напомнить, что Владимир Путин просил Верховный суд подготовить предложения о расширении компетенции суда присяжных еще в январе 2015 года. Согласно проекту коллегии присяжных из пяти человек могли бы рассматривать дела об убийствах без отягчающих обстоятельств и причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

— На встречах с Владимиром Путиным мы неоднократно говорили о том, что в России необходимо развивать институт суда присяжных, чтобы сделать судопроизводство более объективным и непредвзятым, — рассказал «Известиям» глава НАК Кирилл Кабанов. — Я как-то спросил одного судью, почему так много в России выносят обвинительных приговоров. На это он ответил: «Чтобы судью не обвинили в получении взятки». Чтобы суд не смогли обвинить в несправедливом приговоре, нужно развивать независимость судов.

Источник: izvestia.ru