Поддержка вместо проверок

Комплекс срочных мер по минимизации последствий кризиса для малых и средних предприятий подготовила «ОПОРА России».
Основные меры направлены на предоставление налоговых льгот и финансовую поддержку МСБ.
В острой фазе финансового кризиса предпринимателей волнуют три проблемы. Первое — это доступность финансовых ресурсов для малого и среднего бизнеса. Второе — снижение в этой ситуации налогового бремени. Третье — сокращение числа проверок.
Говоря о сохранении уровня и качества бизнеса, в период финансового кризиса необходимо повышать доступность финансовых ресурсов. Острая необходимость в этом обусловлена существенным ростом цен, как из-за падения валютного курса, так и из-за повышения ключевой ставки ЦБ РФ.
То есть денежная масса в настоящее время меньше, чем та же стоимость товарной массы до начала кризиса. Предпринимателям необходимо пополнять оборотные средства. В итоге надо больше платить за инвестиционные программы, которые они закладывали, больше денег нужно, чтобы сохранить бизнес. В этих условиях деньги можно взять либо из накоплений, если они есть, либо взять кредиты, либо меньше отдавать денег в ходе текущей деятельности. Если нельзя достаточно быстро предоставить финансовые ресурсы по приемлемой цене, то правильно будет меньше изымать у бизнеса, чтобы он мог восполнить недостаток оборотных средств, который у него образуется. Если бизнесмен импортирует, то он будет фактически в два раза больше тратить рублей на то же самое, если не импортирует, то, учитывая инфляцию, даже за российские товары будет платить больше.
Поскольку банки столкнулись с тем, что, для того чтобы уравновесить возросшие цены и потребности своих клиентов в кредитовании, они могут фондироваться только в ЦБ. С маржой банка они вынуждены кредитовать бизнес как минимум под 23%, а малый бизнес — 25 — 28% годовых.
Соответственно, не все отрасли бизнеса могут в таких условиях отрабатывать подобные ставки. Мы сталкиваемся с тем, что у банков у самих нет денег, им Центробанк не предоставил эти лимиты. Кроме того, банки понимают, что количество заемщиков резко уменьшилось. В этих условиях необходимы дополнительные мероприятия для того, чтобы малый и средний бизнес мог получить эти деньги. Поэтому наше ключевое предложение — начинать снижать кредитную ставку банка до 12%. Чем раньше это будет сделано, тем будет лучше. Чтобы это не привело к росту спекулятивных атак на курс национальной валюты, ввести обязательную продажу экспортерам 50-процентной валютной выручки. Мы предлагаем ЦБ и правительству РФ выделить дополнительные 300 млрд рублей на фондирование банков, осуществляющих кредитование малого и среднего бизнеса.
Причем поставки фондирования ниже, чем ключевая ставка ЦБ. Это позволит дать более приемлемую ставку для малого и среднего предпринимателя тем банкам, которые будут участвовать в этой программе фондирования кредитов. В данных условиях — рекомендовать банкам при повышении процентных ставок по уже заключенным кредитам удлинять сроки этих кредитов таким образом, чтобы ежемесячный платеж у заемщика оставался тем же в абсолютных цифрах. Необходимо, как антикризисную меру, на три года распространить систему гарантий Агентства кредитных гарантий на торговую сферу, в которой занято более половины всех субъектов МСП. Однако никакими существующими инструментами государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в торговле не предусмотрена.
Мы предлагаем начать масштабную программу по субсидированию приобретения оборудования в лизинг. По примеру Татарстана компенсировать первый платеж приобретателю оборудования в лизинг за счет госпрограмм.
Ну и, наконец, предусмотреть возможность участия субъектов МСП в программах проектного финансирования. Пока только пять проектов прошли экспертизу с порогом в один миллиард рублей. Понятно, что это не малый и не средний бизнес. Мы предлагаем снизить этот порог до 100 млн руб., чтобы малые и средние предприниматели могли использовать этот инструмент для своих инвестиционных программ.
— Очень беспокоят бизнес проверки…
Калинин: В 2014 году было очень много принято и законов, и постановлений правительства, которые ужесточили ответственность предприятий. Были существенно подняты штрафы, особенно в трудовой сфере, резко увеличено число оснований для проведения проверок. Роспотребнадзору, к примеру, разрешили внезапные проверки. Прокуратура сейчас проводит проверки во всей розничной сети обоснованности цен на продукты питания. Увеличены очень серьезно штрафы для должностных лиц — с 4 до 40 тыс. рублей. Мы предлагаем ввести мораторий на внезапные и внеплановые проверки. Нужно отстрочить возможность Следственного комитета открывать уголовные дела без поручения налоговой инспекции.
Проверки надо вернуть по максимуму в рамки 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», который показал свое положительное влияние на условия ведения бизнеса. Было бы целесообразно сокращение численности контрольно-надзорных органов, как это сделала ФНС, причем без уменьшения бюджетов. Пора ввести мораторий на выездные налоговые проверки убыточных компаний по итогам 2015 года. Все это позволит обеспечить введение риско-ориентированного подхода и «надзорных каникул», предусмотренных в Послании президента РФ.
Среди других мер предлагается: ввести бессрочное действие
Федерального закона N 159 «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества…»; зафиксировать льготные ставки аренды помещений для малого бизнеса, перенести введение торгового сбора на более поздний срок.
— Сегодня многие эксперты рассуждают о новой модели развития экономики. Ваши предложения?
Калинин: Самое важное, что нужно сделать, — понять, что модель роста возможна только при инвестициях.
Еще недавно мы продавали энергетические ресурсы, покупали технологии. Когда доходы от продажи энергетических ресурсов снизились вдвое, то, соответственно, денежной массы уже не хватит для прежней модели роста. Нам нужно создать недорогой финансовый ресурс на осуществление инвестиционных проектов. Если кто-то из предпринимателей инвестирует в создание новых производств, технологий, то должна субсидироваться процентная ставка.
Такая мера уже «обкатана» в сельском хозяйстве, но объемы и участие институтов развития в этом процессе невелики.
Пора субсидировать гораздо большие платежи по лизингу, чем это происходит сейчас. Прежде всего по лизингу, который направлен на обновление основных средств. Тут важно изучить опыт Китая, Кореи, Татарстана, если мы делаем уменьшение налогового бремени и рассчитываем, что эти деньги пойдут в инвестиции. Пора говорить о приватизации, особенно в машиностроении, поскольку подешевевшие объекты для инвестора могут быть интересны, особенно если он имеет деньги в иностранной валюте.
Кроме того, масштабирование проектного финансирования, когда выделяются средства под будущий проект, а не под существующие залоги. Необходимо более широко развивать механизмы финансирования под акционерный капитал. Для этого необходимо менять регламенты биржи. Механизмы и финансирование инвестиционных процессов нужно прописать в законах, постановлениях правительства и регламентах институтов поддержки.
Если сегодня мы не можем дать бизнесу дешевые деньги, то давайте оперативно снизим налоговую нагрузку как минимум у производственного предприятия.
— Снизится ли количество малых и средних предпринимателей в период кризиса?
Калинин: Субъектов предпринимательской деятельности в России около 4 млн, работает в МСБ более 20 млн человек. Если считать и тех, кто в тени, то около 30 млн.
В эпоху предыдущего кризиса МСБ способен был принять часть высвобождающихся с других предприятий людей к себе на работу.
Как ни странно, малый и средний бизнес не показывает снижения количества работников. Более того, идет рост работников. Наступила уникальная возможность принять для МСБ те правовые акты, которые мы обсуждаем много лет, но так и не приняли. Появился реальный шанс убрать с пути малого и среднего бизнеса те заторы, которые накопились.
Источник: Российская газета

Поделиться