Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Почему закон о криптовалютах не поможет в суде

Правовая неопределенность в отношении криптовалют и операций с ними открывает широкий простор для сокрытия средств. Также появляются вопросы о разделе «электронного» имущества при разводе и его наследовании

В марте этого года депутаты внесли в Госдуму законопроект «О цифровых финансовых активах», регулирующий криптовалюты и токены.  Пока же законодательный вакуум в этой области приводит к юридическим казусам и потенциально может превратиться в серьезную проблему в самых разных областях жизни.

Спорный случай

В конце февраля Арбитражный суд Москвы рассматривал дело о личном банкротстве. Истец Игорь Царьков обратился в арбитражный суд в октябре 2017 года с просьбой признать его банкротом после того, как не смог выплатить задолженность по договору поручительства в размере около 19 млн рублей. Поскольку зарплаты гражданина для ее погашения оказалось недостаточно и значительным имуществом он также не обладал, заявление о банкротстве судом было удовлетворено.

Дальше последовала обычная процедура формирования конкурсной массы, в процессе которой должник сообщил финансовому управляющему о наличии у него криптоактивов. С какой целью он это сделал — не очень понятно, поскольку ответить на вопрос о располагаемой им сумме в криптовалютах отказался и, более того, выступил против ее включения в конкурсную массу.

Финансовый управляющий же попросил суд влючить криптоденьги в конкурсную массу и обязать будущего банкрота предоставить пароль к кошельку.  Суду также был передан скриншот, из которого следовало, что на счету ресурса Blockchain.info находится 0,1987 биткоина, а также протокол нотариального осмотра сайта.

Однако суд эти требования не удовлетворил. Мотивировочная часть решения суда появилась только в середине марта и сразу вызвала массу правовых споров. «Исходя из прямого толкования норм права, криптовалюта не относится к объектам гражданских прав, находится вне правового поля на территории Российской Федерации, исполнение сделок с криптовалютой, ее транзакции не обеспечиваются принудительной силой государства», — говорится в опубликованном решении.

Также суд подчеркнул, что определить, к какой категории относятся криптовалюты, трудно —  «имущество», «активы», «информация» или «денежные суррогаты». В решении указано, что криптовалюта представляет собой «некоторый набор символов знаков, содержащийся в информационной системе», доступ к которой «осуществляется с помощью информационно-телекоммуникационной сети с использованием специального программного обеспечения».

Отдельно суд объяснил отказ в передаче финансовому управляющему пароля от криптокошелька. По мнению суда, отсутствие в системе криптовалюты контролирующего центра, а также анонимность пользователей криптовалют не позволяют с определенностью установить принадлежность криптовалюты в криптокошельке, находящемся на счету ресурса Blockchain.info, именно банкроту.

Идентификация владельца

Несмотря на слова финансового управляющего о том, что это решение будет обжаловано в суде высшей инстанции, созданный прецедент позволил на практике увидеть проблемы, ожидающие общество с массовым распространением криптоактивов.

Причем наличие профильного законодательства, вероятнее всего, не сильно поможет. В нынешней редакции законопроекта «О цифровых финансовых активах» криптовалюта и токены определяются как виды цифровых финансовых активов, а цифровой финансовый актив признается имуществом.

Казалось бы, если есть имущество должника, то на него можно обратить взыскание. Но сама природа криптоактивов этому препятствует. Начнем с того, что для взыскания с банкрота средств в криптовалюте необходимо сначала установить, что принадлежат они именно ему.

В рассматриваемом нами кейсе сам банкрот сообщил о наличии у него этих активов. А если должник утаит эту информацию? Эксперты убеждены в том, что государственным структурам информация о наличии криптоденег в принцип, доступна. Формально любой криптокошелк анонимен, но только лишь при условии того, что при его открытии владелец кошелька предпринял ряд мер по его шифрованию. В противном случае по запросу соответствующих структур интернет-провайдеру принадлежность кошелька может быть установлена.

Но установление наличия криптоактивов совсем не означает их автоматическое взыскание. Для этого нужно обладать паролем к кошельку. Вряд ли должник согласится добровольно его отдать. При этом наложить арест на содержимое кошелька, запретить им распоряжаться в принципе невозможно.

Другие вопросы

Следующий тонкий момент — установление «справедливой» стоимости. Предположим, что должник согласился с переводом криптоактивов в фиатную валюту, чтобы погасить долги. Как определить, что «крипта» была продана по оптимальному курсу и интересам кредиторов не был нанесен ущерб? Какую из существующих криптобирж будем брать за эталон курса? Это должно быть прямо прописано в законодательстве.

Эти проблемы касаются не только взаимоотношений кредитор-должник. Просто именно этот случай стал первым в судебной практике. А как быть с «совместно нажитым имуществом», подлежащим разделу при разводе? А наследственные вопросы?

Очевидно, что даже с появлением профильного законодательства все эти  проблемы придется решать отдельно. Признание криптовалюты имуществом — это важный, но только первый шаг к разработке дальнейшего законодательного инструментария в криптосфере. 

 

Источник: http://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/358997-pravovaya-ugroza-pochemu-zakon-o-kriptovalyutah-ne-pomozhet-v-sude