Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Почему действующие меры поддержки МСП зашли в тупик

В начале апреля в нижней палате Федерального собрания РФ прошли парламентские слушания по вопросам поддержки малого и среднего предпринимательства (МСП). Депутат Госдумы Рифат Шайхутдинов объясняет, что нужно сделать для того, чтобы вывести самозанятых из тени, как помочь стартапам и выполнить президентские указы.

 

Всем выйти из тени

Основная финансовая поддержка субъектов МСП осуществляется за счет средств федерального бюджета по линии Минэкономразвития, Минсельхоза России и Федерального государственного бюджетного учреждения «Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере» (Фонд содействия инновациям). Кроме того, мероприятия по поддержке субъектов МСП финансируются за счет средств бюджетов субъектов Российской Федерации, а также за счет средств акционерных обществ «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства» и «Российский Банк поддержки малого и среднего предпринимательства».

Общий объем средств поддержки субъектов МСП в 2015–2016 годы составил 152,8 млрд рублей. Однако Счетная палата в своем отчете признала действующие меры помощи малому бизнесу неэффективными, непрозрачными, а саму поддержку малого бизнеса сферой неуправляемой. Почему?

Эффективность средств определяется достижением поставленных целей. В 2016 году президент РФ Владимир Путин поставил задачу увеличить численность занятых в сфере МСП до 20 млн человек: «В перспективе по уровню занятости в сфере малого бизнеса и его доле в ВВП мы должны выйти на сопоставимые показатели со странами, где предпринимательство, прежде всего малое и среднее, является опорой экономики». То есть примерно от 40% занятых и от 40% в ВВП.

 

Счетная палата в своем отчете признала меры поддержки малого бизнеса неэффективными

Но с тех пор произошло не увеличение, а значительное уменьшение численности занятых в сфере МСП. Сегодня у нас трудоспособного населения — 76,6 млн человек. Из них занятых в МСП — 19 млн, тогда как теневая занятость составляет 23,9 млн человек.

Давайте не будем плодить мифы, будто у нас экономика отличается от европейской или американской, — структура примерно такая же, только бизнес и самозанятых надо вывести из тени. Это архиважная задача. И решать ее бюрократическими или фискальными методами неверно.

Пока же результаты деятельности правительства по легализации самозанятых ошеломительны: из почти 24 млн человек зарегистрировалась всего тысяча. Это явно свидетельствует о неверном подходе к проблеме.

Самозанятые — это среда зарождения малого бизнеса. Это люди, которые кормят сами себя и свои семьи, — в этом их ценность. Они уже составляют немалую долю ВВП, а объектом налогового обложения они станут тогда, когда им это зачем-то будет необходимо.

Надо создать налоговые каникулы для самозанятых на 15–20 лет и дать преференции по пенсиям. Тогда, возможно, мы выведем из тени большинство нянечек, горничных, репетиторов, водителей, фермеров.

Многие самозанятые регистрируются на электронных площадках поиска работ — почему бы не использовать их для учета? Предложил свои услуги — тебе пришло уведомление, что ты зарегистрирован в базе данных самозанятых, и больше от тебя ничего не требуется!

Эта сфера нуждается в проведении соответствующей законодательной работы.

 

Работа над терминами 

Второй вывод Счетной палаты — непрозрачность — определяется не только разными источниками помощи, разными формами и средствами госфинансирования МСП, но, главное, самим объектом, которому выделяется поддержка.

 

До тех пор пока мы не введем нормального понятия «малый бизнес», мы будем иметь непрозрачную сферу

Кого поддерживают, кого называют малым предпринимателем? Тех, у кого определенная численность сотрудников, и тех, у кого определенная выручка. Достаточно ли этого, чтобы назвать предприятие малым, отражает ли это суть и природу этой деятельности? Уверен — нет! Пример трагедии в Кемерове демонстрирует, что такое определение малого бизнеса оставляет большие возможности для мошеннических схем и нарушений.

До тех пор пока мы не введем нормального понятия «малый бизнес», мы будем иметь непрозрачную сферу, дающую возможность ухода от налогов, позволяющую манипулировать финансами на поддержку. И не сможем решить поставленных задач развития бизнеса в стране.

Сегодня мы имеем дефект в законодательстве — отсутствие ответа на вопрос «Что такое малый бизнес?». И нам, представителям государственной власти, надо этот пробел исключить, развив законодательную базу более четким определением малого бизнеса, которое позволило бы избегать махинаций, давало бы бо́льшую прозрачность и способствовало бы осмысленной работе с этой сферой.

Все нынешнее законодательство в сфере МСП направлено на поддержку юридического лица. Правильно ли это? В римском праве не было понятия юридического лица, и многие корифеи юридической науки считают, что оно было создано для махинаций с ответственностью. Понятно, что для публичных компаний, акционерных обществ, по-видимому, без этого понятия не обойтись. Но если мы говорим о помощи малому предпринимательству, мы должны говорить о поддержке прежде всего физического лица.

Что такое малый бизнес? Это деятельность человека, который на свой страх и риск формирует начальный капитал. Малое предприятие — предприятие, не имеющее капитала, это физическое лицо со своими рисками. Мы и купить-то его не можем без человека, который эту деятельность осуществляет. Активом малого предприятия является сам человек и его работа.

И поддерживать, следовательно, нужно самого человека, кто рискует. Я лично считаю, что и облагать налогами такого предпринимателя нельзя. Сегодня работа служащим в корпорации и предпринимательство в малом бизнесе дают примерно одинаковый доход, но только в корпорации нет рисков, которые есть в малом бизнесе.

Когда человек формирует начальный капитал, его основной актив — он сам. Затем, после того, как у него сформирован капитал (есть отчуждаемые активы), можно, видимо, говорить о бизнесе и предприятии. Это мы и должны прописать в законодательстве.

Какие меры поддержки нужны в период формирования капитала, когда из 43 стартапов выживает один? Не факт, что это кредитование. И я бы согласился с главой Сбербанка Германом Грефом, который, когда его спрашивают о том, почему вы не кредитуете малый бизнес, говорит о высоких рисках.

Необходимо скорректировать программу поддержки субъектов МСБ. Обратите внимание на влияние помощи сельскохозяйственному бизнесу до санкций и после. Как только Россия ввела ответные санкции в сельском хозяйстве и вынуждена была формировать собственный рынок производства продовольствия, тогда и поддержка стала более целевой, и она оказалась востребованной.

Малый бизнес и отличается от крупного тем, что он не может сформировать рынок. Если мы хотим поддержать малый бизнес, надо формировать для него рынки. Программа квот для малых предприятий в закупках госкорпораций явно не решает этих задач.

 

Вопросы без ответов

Много задач стоит перед теми, кто развивает малый бизнес: и снижение контрольной нагрузки (президент в послании к Федеральному собранию предложил взять за основу рисковый подход к проверкам), и расширение использования цифровой экономики для развития МСП. Почему бы не сделать онлайн-систему «Бизнес-навигатор МСП» таким же востребованным, как портал «Госуслуги»?

Почему бы не задействовать онлайн-кассы для отказа от бухгалтерии в сфере малого предпринимательства? Онлайн-кассы напрямую передают данные в налоговую службу — почему бы при фискальных операторах не создать структуры ведения бухгалтерии? Раз все данные уже и так в налоговой, так, может быть, освободить предпринимателя от налоговых проверок и функцию ведения бухгалтерии по желанию предпринимателя передать фискальным операторам или налоговой службе?

Но главная задача — ликвидировать пробел в законодательстве. Прежде всего ввести точное определение для самозанятых, малого и среднего предпринимательства, которое бы не давало возможности для схем и махинаций, а позволяло бы разработать качественные механизмы поддержки предпринимателей.

Без этого невозможно осуществить рывок, о котором говорил президент в своем послании.

Парламентские слушания обозначили проблемы, которые требуют законодательного решения. Но остался без ответа вопрос: «А что Титов?» — уже не как рекламный ролик выборной кампании, а по существу. Уполномоченный по бизнесу так и не появился на слушаниях — видимо, есть дела важнее его непосредственных обязанностей. Также остался без ответа  вопрос: «Как же правительство планирует реализовать поставленные президентом амбициозные цели развития малого и среднего предпринимательства в России?»

По результатам слушаний предложено создать рабочую группу в Госдуме по доработке законодательства МСП.

Надеемся, что и правительство наведет порядок в сфере поддержки малого бизнеса, а также устранит недостатки, указанные в отчете Счетной палаты и озвученные участниками парламентских слушаний.​

 

Источник: http://tass.ru/opinions/5113768