НАЛОГОВЫЙ ОРГАН ОБВИНЯЕТ В ОБНАЛИЧКЕ. ЧТО ДЕЛАТЬ?

Инспекция периодически обвиняет налогоплательщиков в том, что их финансово-хозяйственные операции, проверенные налоговиками, оказываются вовлеченными в процесс обналичивания денежных средств на уровне их контрагентов. А поскольку налоговая инспекция обладает очень большими властными полномочиями, то для них не составляет труда получить от банков информацию о любых денежных потоках на любом уровне операций до «десятого» колена после того, как налогоплательщик оплатил свой товар своему контрагенту. После этого Инспекция отказывает налогоплательщику в его праве на вычет по налогу НДС и по налогу на прибыль. Что делать в этой ситуации, как налогоплательщику защитить свои интересы? Ответ на эти вопросы дает генеральный директор ООО «Аудиторская фирма «БЭНЦ» Николай Некрасов.

Начать в данном случае необходимо с терминологии. Что такое обналичка? В одном из решений налогового органа на аналогичную тему я видел такую трактовку этого понятия – «Под обналичиванием мы понимаем деятельность, когда реально работающие фирмы переводят со своих счетов на так называемые «фирмы-помойки» (фиктивные предприятия) денежные средства, которые потом обналичиваются посредством банковских чеков или переводятся на банковские карты и откуда снимаются и возвращаются обратно, как правило, руководителям коммерческих предприятий, при этом тот кто обналичивает денежные средства, в качестве вознаграждения оставляет себе определенный процент …». Это, так называемая «плохая» (противоправная) обналичка. В этом случае у  налоговой инспекции появятся определенные типовые претензии к нашему контрагенту, мол по месту регистрации не находится, директор отрицает свое участие в деятельности этой компании и т.п. претензии. Но самой главной характерной чертой плохой «обналички» является полное отсутствие реальной поставки товаров (работ, услуг) в пользу покупателя, поскольку покупатель вместо них получает свои же деньги уже в наличном виде, за минусом того самого процента.

Но есть и другая обналичка, «правильная», —  когда происходит обычное законное обналичивание денежных средств по банковским чекам. Затем эти денежные средства поступают в кассу предприятия и расходуются на выплату зарплаты или какие-либо хозяйственные нужды. Повторимся, это совершенно легальная обналичка, предусмотренная действующим законодательством.

Так вот, налоговики пишут, что по их мнению финансово-хозяйственные операции налогоплательщика (назовем его условно «А») оказываются вовлеченными в процесс обналичивания денежных средств на уровне их контрагентов. В доказательство этого Инспекция приводит, например, графические схемы движения денежных средств, где квадратиками изображаются этапы движения денег от одного лица к другому. Например, от проверяемого налогоплательщика «А» на банковский счет его контрагента «В» была переведена сумма 1 млн.руб. за лесоматериалы. Затем от контрагента «В» через пару дней сумма 800 тыс.руб. переведена уже, например, за электроматериалы фирме «С». А фирма «С» через день получила из своего банка сумму 0,6 млн.руб. наличными или, например, перевела на банковские карты каким-то людям. Затем эти деньги с этих карт были обналичены.

Причем Инспекция подает эту информацию как прямое доказательство выявления ею схемы «плохого» обналичивания денежных средств. Хотя в этом описании движения денежных средств от одного контрагента к другому нет ничего, что бы однозначно указывало на наличие в этой схеме движения денежных средств именно «плохой» обналички. Нет так же ничего, что указывало бы на нереальность хозяйственных связей между этими контрагентами (по ходу движения денег), нет ничего, указывающего на связь проверяемого налогоплательщика с конечным обналичиванием денег на четвертом этапе движения этих денег.

Кроме того, в нашем случае налогоплательщик реально получил тот товар (работу, услуг), который он оплатил своему контрагенту (на первом этапе движения денег). Следовательно, уже одно только это обстоятельство явно показывает, что в таких условиях «плохой» обналичка в этом переходе денег явно не было и быть не может, поскольку на этом этапе движения денег обналички вообще нет. Кроме того, плохая обналичка может быть только там, где нет реального товара (работы, услуги). Это факт, следующий из самого определения «плохой» обналички, которое мы цитировали выше.

Но так же очевидно, что налоговики ведь от своего решения не откажутся. Раз уж они так сказали, значит, они именно гп этом и будут настаивать. Разубеждать их в этом нет никакого смысла.

Если товар (работа, услуга) была налогоплательщиком реально приобретена, то чтобы оспорить их вывод, остается лишь одно — пытаться доказать, что именно этот контрагент поставил именно этот товар (работу, услуги). Поэтому придется доказывать всю цепочку взаимоотношений с контрагентом. Причем доказывать это придется очень убедительно.

Суд, лишь тогда поверит , когда доказательства будут подтверждены  документами (данными регистрации посетителей, данными регистрации писем, показаниями свидетелей, докладными записками, рапортами, протоколами совещаний, путевыми листами, корешками пропусков, видеозаписями с камер наблюдения, и т.п.). Причем, чем подробнее, тем убедительнее будет выглядеть ваша позиция и тем выше шансы на успех в суде.

Помните одно: в качестве таких доказательств может быть использовано все что угодно, значение может иметь любая мелочь, порой даже почти мусор, например, черновики писем, старые записные книжки, архивы электронных записей, показания свидетелей и т.п.

В судебной практике на эту тему больше примеров отрицательных чем положительных, но в качестве положительного примера приведу дело №А05-2752/2016, когда суд в аналогичной ситуации указал (цитата)

– «ссылаясь на обналичивание контрагентами денежных средств со своих счетов, налоговый орган не делает юридически значимых для налогообложения Общества выводов и не учитывает, что обналичивание денежных средств со счетов организаций не запрещено законом и обусловлено правом юридического лица расходовать свои денежные средства по своему усмотрению».

 

Источник: http://www.klerk.ru/