«Моя крыша – Господь Бог»

C 13 апреля 2015 года ЛавкаЛавка проводит фестиваль Владимирской говядины от Джона Кописки. Стейки и редкие деликатесные части туши мы готовим в ресторане на Петровке, 21. Весь ассортимент говядины от Джона Кописки можно купить в наших розничных магазинах и заказать на сайте lavkalavka.com.
Мы почти на месте. В ближайшем от фермы городке. Это Петушки, прославленные Венедиктом Ерофеевым. Еще чуть-чуть и Петушки будут ассоциироваться не только с русским алкогольным пиитом, но и с удивительным англичанином, похожим на Санту, фермером Джоном Кописки. Он променял многовековую британскую стабильность на разухабистую российскую деревню. И, судя по всему, не прогадал.
Кописки выглядит жизнерадостным, счастливым и очень увлеченным человеком. Ему уже за 60, а энергия и жизнелюбие так и прет.Кописки живет в деревне и считает себя русским фермером и говорит «мы русские» и «у нас в России». Он был вторым после Кима Филби англичанином, получившим российское (или советское) гражданство.В 40 лет он начал новую жизнь. В Англии он оставил жену и двух детей. Жена развелась с ним, он оставил ей состояние, дом и уехал в Россию. Самый популярный вопрос — это, конечно, зачем? «Там мне скучно. Все уже сделано. Тут я увидел бескрайние просторы для деятельности и творчества. Огромный потенциал для того, чтобы делать добрые дела». В России поначалу он продолжал заниматься тем же, чем и в Англии — бизнесом вокруг угля и металла. Встретил женщину. Влюбился. Женился. Снова влюбился — на этот раз в страну. Принял православие, подал заявление на гражданство. Тогда получить гражданство для жителя «дальнего зарубежья» было делом сложным. Без участия главы государства не обойтись. Документы дошли до президента Ельцина через три года. И он их подписал. Кописки стал вторым после Кима Филби англичанином, получившим российское гражданство. Сам Кописки так вспоминает момент выдачи нового паспорта: «В середине 90-х меня вызвали в ФСБ и начали выяснить, зачем мне гражданство, офицер сказал: «У нас тут мафия. Ничего не получится у вас».
Я ответил ему: «У меня хорошая крыша. Господь Бог».К концу 90-х уголь и металл принесли Джону состояние, но порядком надоели. «Я тогда понял, что только сельское хозяйство и дети — вещи настоящие. Вот ими я и хотел заниматься». С тех пор в семье Кописки появилось пятеро детей и 2 фермы. Кроме того, Джон устроил детский лагерь для местных детей из Петушков, проводит для них разнообразные занятия и мастер-классы. Крестьяне приезжают на фермы Кописки, чтобы посмотреть, как все устроено. А устроено все образцово-показательно. Средняя зарплата больше 30 000 рублей в месяц, что по здешним меркам — более, чем хорошо. Кописки старается брать местных жителей. «Мне очень хочется, чтобы люди, которые живут тут, любили свою землю, свои деревни, Петушки. Это их родина и только, если они ее полюбят — жизнь здесь наладится и, более того, расцветет».
Ферма, на которую мы приехали, называется «Богдарня».
Первым делом Кописки тут построил храм, потом взялся и за саму ферму. Основное дело для «Богдарни» — телятина. Это мясо бычков черно-пестрой породы. Все бычки рождаются на соседней ферме Джона, в «Рождестве», которая специализируется на молоке. До 60 дней они откармливаются молоком в «Рождестве», а потом переезжают в «Богдарню». Тут основа кормовой базы — трава и сено, которое заготовляют тут же — на заливных лугах Клязьмы. Река совсем под боком фермы течет. Кроме сена дают еще комбикорм, который производят в России под контролем американцев, знакомых Кописки. Забой и разделка происходит тут же. В специальном сертифицированном цехе. Это значит, что животные не испытывают стресса во время перевозки к месту забоя. Перевозка на бойню — это главный враг зеленых по всему миру. Считается, что именно эта дорога приводит животное в стрессовое состояние. Тут этого нет. Бычки живут в просторных коровниках, при этом соблюдается принцип не более 20 телят на 200 метров. И у каждого такого небольшого стада есть свой выход на улицу, и он всегда открыт. Бычки сами решают, где им комфортнее — под крышей или на улице. Всего тут около 700 бычков. И больше не будет. Джон Кописки считает, что увеличение поголовья — это уже путь к промышленному подходу, а этого не хочется. Ему, как он говорит, важно сохранить «домашнюю ферму». На ферме работает 15 человек, некоторые переехали из Москвы.«К концу 90-х уголь и металл принесли Джону состояние, но порядком надоели. Пришло время «чего-то настоящего». Кописки погрузился в русское сельское хозяйство».
Кроме быков, на ферме живут лошади, бараны, козы. У Джона есть цель — сделать из «Богдарни» не просто мясную ферму, а центр местного агро-, гастро- и эко-туризма. То есть создать ферму средних размеров в европейском понимании. Когда бизнес не только и не столько в том, чтобы продавать продукцию фермы — а в том, чтобы предлагать сразу набор услуг и продуктов покупателям и посетителям. И лошади тут играют ключевую роль. Тут их около 40, отремонтированные белоснежные конюшни и огромный строящейся крытый манеж. То есть уже в следующем году сюда можно будет приезжать и круглый год обучаться верховой езде.Кроме того, Джон с семейством увлечен идеями пермакультуры Зеппа Хольцера и на ферме строятся высокие грядки под овощи и запруды. А еще сюда переезжает другой фермер–иностранец — сыровар Джей Клоуз, которыйдо этого несколько лет провел в собственном небольшом хозяйстве под Солнечногорском. Джон для Джея построил тут сыроварню, хранилище для сыра и даже небольшую квартирку на втором этаже — прямо над местным фермерским кафе, которое будет кормить из местных продуктов. Тут же и детский лагерь с походами в лес, спуском по рекам и сельскохозяйственной «терапией».
В общем, уже весной тут будет, судя по всему, настоящий «фермерский рай». Англичане, американцы, стейки, выдержанные сыры, овощи по Хольцеру, прогулки на лошадях, детские образовательные программы. Для России — проект, как теперь принято говорить, инновационный. И поесть, и научиться и отдохнуть. И рабочие места, и экологические продукты, и развитие сельской местности.Второй по популярности вопрос к Джону: «На какие деньги все это строится? Неужели сельское хозяйство столько приносит?». Джон отвечает наверняка уже в сотый раз, но с той же, присущей ему, искренностью и воодушевлением: «Я заработал тут в России кое-какие деньги. И я хочу их вложить здесь же в России, в стране, в которой я живу и хочу, чтобы жили мои дети. Я строю бизнес. И он, конечно же, должен окупаться.
Но это долгосрочный проект. И я прекрасно понимаю, что это не год, не три и даже не пять лет. Это настоящий задел на будущее. Я на тот Свет не унесу свое состояние. Зачем оно мне? Оно должно служить России, людям, которые тут живут и работают. Если мне удастся вселить в людей в Петушках уверенность в себе, уверенность в завтрашнем дне, уверенность в стране — значит, я сделал то, что хотел».15 правил Джона Кописки
«Моя специальность была — бартер. В сфере металла, угля и финансов. Этим я и занимался в Англии еще в 1980-х годах. Мне был нужен уголь. И я его нашел в России, в Новокузнецке. Так я тут оказался… Переехать в Россию мне не было сложно. А сначала вообще три года жил без знания русского. И все равно мне не было сложно».
«До России я жил в Пакистане, Бангладеш, Индии и других странах. Так что, я приехал в Россию не англичанином, а скорее гражданином мира».
«Как человек вообще может объяснить, почему он любит свою жену? Скажет, она красивая или умная. А другой скажет про ту же женщину совсем другое. Вот у меня такие с Россией отношения. Это любовь. В России можно жить только из-за любви к стране, а не из-за денег. Для меня только так. Я по-другому не могу».
«Я первый раз приехал в Россию в день, когда танки стояли у Белого дома в Москве. Потом я много лет ждал гражданства в Москве. Спасибо Борису Николаевичу Ельцину. Он мне дал гражданство. Без него не вышло бы».
«Я раньше не думал о сельском хозяйстве. Ферму мы купили для наших друзей из монастыря. Они хотели устроить тут скит и немного заниматься хозяйством. Но потом поняли, что не потянут. И отказались. Так ферма осталась у меня. Я подумал и решил заняться. И очень быстро мне это понравилось. Человек на земле — ближе к реальности, ближе к Богу».
«Когда мы купили ферму «Рождество» там было 270 голов, 127 работников, 27 тракторов и надои в 8 литров молока с коровы в день. Это была катастрофа. Над нами тут смеялись. «Приехали и купили такую ерунду». Через пару лет стало ясно — этим надо заниматься по-настоящему. И я занялся. Мы все перестроили и реорганизовали».
«Я очень устал от разговоров о том, что русский народ — дурак и ничего не может сделать правильно. У вас 4000 литров в год надои. И ничего с этим не поделаете вы. Это все не так. Сегодня я могу сказать: у нас русская земля, русские коровы и у нас надои, как в Германии – 10 000 литров с коровы в год. Так что это все от организации работы, от дисциплины, от веры, от надежды зависит. Если все это есть – то есть и результат. Так что мы можем работать правильно».
«У меня три сестры и три брата в Англии. Мы с ними иногда встречаемся, но мне больше нравится тут или во Франции, на нейтральной территории. А то в Англии мы все время начинаем ругаться. Из-за местных порядков».
«Я православный человек и социал-демократ. Если бы в России была сильная, как в Германии, социал-демократическая партия – я бы в нее вступил».
«Мне не нравится та демократия, которая сейчас в Англии воцарилась. Я не понимаю и не принимаю правил политкорректности, доведенных до абсурда. Когда сама демократия (то есть власть большинства) умирает из-за прав меньшинства, которое может на что угодно обидеться. Я считаю, каждый вправе говорить то, что он считает нужным о ком угодно. О евреях или о православных, о черных или белых. Мне не нравится ущемление моего личного права на публичное мнение».
«Хороший добрый сильный лидер лучше, чем слабый демократ».
«Сегодня в России все хотят денег быстро и много. Если у меня 60 миллионов — то я хочу их вложить так, чтобы через год было уже 120. Это не нормально и очень опасно. Долгосрочные инвестиции — это нормально. Надо уметь ждать. И все разговоры о нестабильности в России — это только разговоры. Я купил дом в Англии. Через пять лет оказалось, что он стоит в 2 раза дешевле. Я проиграл. И это тоже нормально. Это рынок. И стабильность тут не причем».
«Мы в России уже потеряли поколение людей, которые выросли за последнее время на идее денег и быстрого обогащения. У них нет других идеалов. Это страшно. Что хорошо — сейчас идет новое поколение и вот оно уже немного другое. С ним уже можно работать. Главное с ними заниматься».
«Мы устраиваем для местных детишек тут занятия, лагерь. Пытаемся им показать, что здесь и сейчас можно жить и работать. И совсем не надо уезжать в Москву. Ведь ситуация такая: Тут не много работы, не хватает специалистов. А молодые все уезжают. Мы пытаемся показать ребятишкам, что не надо ехать. Тут у нас можно работать и хорошо зарабатывать. Так мы растим для себя будущих специалистов».
«Как-то недавно я собрал ребят из местных школ и задал им вопрос: Какой ресурс в мире самый главный? Самый важный? Они отвечали: нефть, бриллианты и прочее. А я им говорю: Нет, ребята, это вы!»
С 13 по 26 апреля 2015 года мы проводим Фестиваль Владимирской говядины Джона Кописки! Приходите в наш ресторан на Петровке, 21 и магазины ЛавкаЛавка, а так же на сайт lavkalavka.com — и заказывайте говядину от Джона.
Источник: http://lavkagazeta.com/fermery/u-menya-krysha-gospod-bog.

Поделиться