Минэкономразвития решило избавить надзорные органы от «палочной системы»

Минэкономразвития разработало проект президентского указа, который поможет избавиться от «палочной системы» в надзорных органах. Их будут оценивать не по числу проверок, а по размеру ущерба, который удастся предотвратить
Министерство экономического развития подготовило документ для борьбы с «палочной системой» во всех надзорных органах. В проекте указа президента, который разработало ведомство, вводятся критерии для оценки деятельности органов контроля и надзора. К последним относятся, например, МЧС, МВД, Роскомнадзор, Россельхознадзор и т.д.

Всего в документе, размещенном на портале regulation.gov.ru, девять показателей. Так, Минэкономразвития предлагает оценивать работу этих ведомств по числу граждан, погибших или пострадавших в результате явлений, на устранение которых направлена их работа. Среди других критериев — материальный ущерб, причиненный гражданам, компаниям и государству, ущерб конкуренции, финансовой стабильности, обеспечению обороны, а также объектам культурного наследия и окружающей среды. Отдельный пункт — ущерб общественной нравственности.

Подобный перечень разработан впервые, сообщила РБК пресс-секретарь министерства Елена Лашкина. Минэкономразвития в мае проводило пилотный проект по новым подходам к оценке эффективности органов контроля. В нем участвовали семь федеральных контрольных ведомств. Его итогом и стало решение о разработке указа президента.
От карательной системы к предупредительной

Раньше контрольно-надзорные органы оценивали только по количеству проверок и объему штрафов — это «палочная система», говорит член генсовета «Деловой России» Михаил Розенфельд и подтверждает Лашкина. «Такой подход стимулирует инспекторов не к предотвращению ущерба, а к обязательному выявлению нарушений и наказанию предпринимателей», — сообщила пресс-служба «открытого правительства».

По оценке вице-президента «Опоры России» Марины Блудян, к бизнесу сегодня предъявляют более 650 тыс. требований по безопасности: «Предприниматель знает: если к нему придет проверяющий, он обязательно что-нибудь найдет». Критерием хорошей работы контрольно-надзорного органа может быть только отсутствие смертельных случаев или случаев урона здоровью, остальное второстепенно, категорична она.

Проект призван изменить «палочную систему» и направить органы контроля и надзора на достижение общественно-значимого результата, говорит Лашкина. «Работу контрольно-надзорных органов нужно перестроить из карательной в систему охранительную, превентивную и предупредительную, ориентировать их работу на профилактику и предотвращение ущерба, а не на наказание», — заявлял на инвестиционном форуме в Сочи министр по делам «открытого правительства» Михаил Абызов.

Сейчас контрольные органы часто концентрируются на проверках, игнорируя профилактические мероприятия, говорит вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Варварин. Надо переходить от показателей, которые характеризуют процесс контроля, к тем, которые говорят о результате для общества, отмечает он.

«Сколько разорил и чего добился»

Розенфельд называет «правильной идеей» появление новых критериев оценки надзорных ведомств. «Вопрос в том, как она будет реализована на практике», — рассуждает он. Эта мера поможет бизнесу, оптимистична Блудян. Теперь инспекторы будут отвечать за то, чтобы требования по безопасности были соблюдены: если проверок и штрафов будет много, а смертность останется на том же уровне, это будет означать, что они плохо работают, говорит она. На практике проверяющие перестанут приходить на объекты малого бизнеса, уверена Блудян: «Чего им там время тратить, если риски минимальны?» Проверять надо крупные предприятия, где действительно могут произойти несчастные случаи, и теперь инспекторам предстоит подробно продумывать, как свести такие риски к минимуму, считает эксперт.

В перечне министерства нет пункта о материальном ущербе, причиненном деятельностью самих надзорных органов. «Опора России» летом, во время обсуждений проекта, предлагала Минэкономразвития ввести такой критерий, говорит Блудян: «Я предлагала ввести KPI: сколько организаций инспектор разорил, и чего он по результату добился» Однако инициативу не поддержали — по словам Блудян, это мотивировали, в частности, тем, что подобные показатели сложно отслеживать.

Представители бизнеса неоднократно жаловались на необоснованные проверки — такой пункт однозначно стоит вносить в законодательство, уверен Розенфельд: компании несут потери уже в ходе самих проверок, так как сотрудникам приходится отвлекаться на них, а после этого на предприятия накладывают еще и дополнительные санкции. Без такого критерия документ можно назвать полумерой, считает он.

Пусть суд решает

Оценивать издержки бизнеса на проводимые в отношении него проверки нужно, но в проекте указа речь идет только о критериях эффективности контроля, указывает Варварин. В дальнейшем также необходимо будет сопоставить эффективность контроля и расходы на его осуществление. «Стоило ли ради снижения общего ущерба на 100 млн руб. потратить на организацию контроля 200 млн руб.?» — задается вопросом эксперт. Следующий шаг, по мнению Варварина, — отказ от неэффективных видов контроля.

Впрочем, пункт об издержках компаний от действий надзорных ведомств есть в распоряжении правительства об оценках эффективности контрольной деятельности, напоминает Лашкина. Кроме того, по ее словам, вопросы о материальном ущербе при проверках должны решаться в суде.

Пока проект указа находится на стадии общественного обсуждения. В нынешней редакции он должен вступить в силу с 1 января, а порядок оценки должен быть разработан до 15 августа 2017 года. Например, пока непонятно, как оценивать «ущерб общественной нравственности», понесенный в результате работы контроля и надзора, — сейчас утвержденные методики расчета по этому вопросу отсутствуют, говорит Лашкина. Примером действий контрольных органов, направленных на устранение вреда нравственности, она называет полномочия Роскомнадзора по защите детей от вредной информации.

Источник: www.rbc.ru