Малый бизнес идет ко дну

Чиновники любят говорить о поддержке отечественного производителя. Но на деле российские бизнесмены вынуждены выходить на митинги, чтобы привлечь внимание к своим проблемам.

За последние месяцы в Петербурге прошли две массовые акции, посвященные защите прав предпринимателей. Бизнесмены уверяют: власть их не слышит и не идет на контакт. В первую очередь на критическое положение жалуются владельцы нестационарных торговых объектов — ларьков, киосков и небольших павильонов.

История длится с весны 2015 года, когда правительство Петербурга утвердило новый порядок размещения торговых объектов. Ранее предприниматели просто заключали с городом договор аренды земельного участка под ларек. Однако теперь потенциальный арендатор сначала должен удостовериться, что облюбованное им место входит в схему размещения нестационарных торговых объектов (НТО). Если участка в схеме нет, то можно подать заявку на его включение. Но тут тоже много нюансов и требований. Например, место должно находиться минимум в 50 метрах от метро, а также в отдалении от транспортных магистралей и инженерных сетей. Затем свободный участок выставляется на электронные торги и, в конце концов, достается в распоряжение предпринимателю. То есть город заключает с ним договор на размещение НТО.

Это в идеале. Однако на деле процесс получается гораздо более сложным. Множество предпринимателей, заключивших договоры аренды до марта 2015 года, ожидали, что перейдут на новый порядок размещения по упрощенной схеме. Закон такой способ предусматривает. Но без аукциона участки могут переоформить только те коммерсанты, которые «надлежащим образом исполняли свои обязанности по действующему договору». Таким образом, любые прошлые нарекания могут стать предлогом для отказа. Процессы затягиваются, люди месяцами не получают ответов от чиновников и не могут узаконить свое положение. В итоге реальной становится угроза демонтажа, то есть появления бульдозера, который сравняет все с землей.

«Многие обрадовались, когда узнали, что участки можно получить без аукциона, подали заявления. И практически все получили отказы по выдуманным причинам. Понятно, что у кого-то несколько лет назад могли быть нарушения. Но если предприниматель оплатил штраф и год не нарушал ничего, то это уже не должны учитывать! Бывают даже отказы за вовсе несуществующие провинности. В Приморском районе одному предпринимателю указали на нарушения при продаже алкогольной продукции. Хотя он вообще торгует цветами и никаких претензий по алкоголю в жизни не получал. И это не единичный случай. Мы даже пробовали взять участки через аукцион — и снова получили отказы», — рассказала на пресс-конференции «Росбалта» организатор митингов, лидер общественного движения «Содействие малому бизнесу» Янина Гришина.

При этом указать чиновниками на их собственную ошибку довольно сложно, добавила активистка. Жалобы и обращения тонут в бюрократических недрах Смольного. Не облегчила ситуацию и реорганизация в правительстве. В результате объединения структур в апреле прошлого года был создан комитет по имущественным отношениями (КИО). Возглавляла его Юлия Лудинова, которой губернатор спустя некоторое время пригрозил увольнением как раз за низкую скорость ответов на запросы предпринимателей. И действительно, два месяца назад Лудинова покинула комитет. И вот предпринимателям приходиться строить взаимоотношения уже с другим чиновником. А в плане быстроты ответов — воз и ныне там.

Как отметила депутат ЗакСа Ирина Иванова, процесс согласования для размещения объекта торговли у малых предпринимателей занимает в среднем 1,5 года.

«У нас малый бизнес необходимо согласовывать во всех инстанциях. Причем их количество все время увеличивается, возникает то „Водоканал“, то „Ленэнерго“. Это бесконечная тропа которая не заканчивается никогда. Но можно 1,5 года бегать по комитетам и согласовывать все, а потом вам сообщат, что законодательство снова поменялось. И вы на 1,5 года отстали. Поэтому правила должны быть неизменными. А новые законы на самом деле только усугубляют ситуацию», — сказала Иванова.

Депутат указала на то, что власть таким образом поворачивается спиной к легальным предпринимателям, тем, кто хочет и может платить налоги в городскую казну. Но вместо этого оказывается, что гораздо проще быть нелегальным торговцем. Что с тебя в таком случае можно взять? Ярмарки и стихийные базары у метро появляются на прежних местах через день после того, как их оттуда убирают стражи порядка. Если вообще убирают, а не считают это бессмысленной тратой времени. Предприниматели рассказали о случаях, когда властям «поступает сигнал» именно про торговую точку, у владельца которой закончился срок договора аренды. Она сносится, а стоящие рядом нелегалы остаются на своих местах. Просто никакого договора у них не было изначально, вот и «сигнал» не пришел.

Удивительно, но при этом власти то и дело спекулируют на теме поддержки отечественного производителя. Она стала актуальной после введения санкций и продуктового эмбарго. Тут же зашла речь о мощи российских садоводов, сыроваров и прочих умельцев. Власти Петербурга с гордостью уверяют, что в городе зарегистрированы 375 тыс. предприятий малого бизнеса. Однако на самом деле эта цифра втрое завышена.

«375 тыс. — это данные Петростата по количеству зарегистрированных у них бизнесменов. Однако при обращении в налоговую службу выясняется, что отчисления им приходят от менее чем 130 тыс. предприятий. Оставшиеся 250 тыс. — это более не существующие организации, так называемые „мертвецы“, а также запасные юрлица, созданные предпринимателями на всякий случай», — пояснил председатель Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Алексей Третьяков.

По мнению эксперта, Петербург «стал полигоном, на котором отрабатываются технологии уничтожения мелкой розницы».

«Были испробованы разные методы: юридические, административные, банальное рейдерство, бульдозерные атаки, которые позднее в Москве назовут „ночью длинных ковшей“. Наиболее эффективные из них попали в ФЗ „О торговле“. Цель всех этих действий проста — установление гегемонии сетевой торговли. Таков сейчас федеральный тренд. Среди городских чиновников есть нормальные люди, но они все равно вынуждены следовать тренду „Сети — наше все“ и не могут выйти за его рамки», — предположил Третьяков.

Действительно, основными выгодополучателями уничтожения малых точек торговли являются крупные супермаркеты. Но в результате ни о развитии конкуренции, ни о поддержке отечественного производителя говорить не приходится. Фермер не сможет «зайти» в торговую сеть со своей продукцией, потому что он там со своими маленькими поставками просто не нужен.

Но от такой ситуации страдает петербургский бюджет, то есть сами горожане. Как отметила депутат Иванова, в развитых странах доходы казны должны на 50% состоять от налоговых отчислений малых предпринимателей. В Петербурге же этот показатель сейчас — менее 30%. Явно есть к чему стремиться. Пока же предприниматели так и не могут достучаться до чиновников Смольного, которые сознательно игнорируют мероприятия, куда их приглашают для открытого диалога. Бизнесмены разводят руками и признают, что остается только одно — снова митинговать.

Источник:«Росбалт»