Кризис сменит модель экономики

В. Борис Юрьевич, здравствуйте. Какие факторы сейчас не учитывает Центробанк, пытаясь стабилизировать ситуацию?

Титов: Добрый день. Ну, наверное, что происходит в реальном секторе экономики. То есть, борясь за стабильность курса, повышая процентную ставку, конечно, мы очень серьезно дестабилизируем ситуацию в промышленности и в реальном секторе экономики, в принципе, в бизнесе. И, конечно, сегодня очень мало делается для того, чтобы эту ситуацию стабилизировать.

В: От назначения Тулина чего ждете?

Титов: Наверное, то, что вот президент сказал в своем послании о том, что Центральный банк должен не только таргетировать инфляцию, но и таргетировать рост так же как Центральный Банк, например, Норвегии. Тулин экономист школы с опытом, старой школы, с опытом, поэтому конечно мне кажется, что он больше будет понимать, что рост экономики имеет первостепенное значение не только в целом для страны, но и в том числе для того, чтобы стабилизировать уровень инфляции. Потому что в нашей стране инфляция носит совершенно другой характер, чем сегодня в развитых рыночных экономиках, где рынок конкуренция находится на высоком уровне, у нас пока не так. Так вот главный способ борьбы с инфляцией это рост экономики.

В: Ну, и вот вернемся к реальному сектору экономики, о котором вы говорили в ответе на первый вопрос.

Скажите, пожалуйста, что сейчас вредит бизнесу больше: дорогой доллар или дорогие кредиты.

Титов: Все зависит от бизнеса, вида бизнеса, вида деятельности того или иного предприятия. Некоторым, наоборот, помогает дорогой доллар. Те, кто ориентирован на экспорт, они только выигрывают сегодня. Для них хорошие времена настали. То, что касается курса, вы меня извините, то, что касается процентных ставок по коммерческим кредитам, здесь страдают все. Сегодня пересматриваются ставки не только уже по вновь выдаваемым кредитам, но и тем кредитам, которые уже действуют, которые были выданы раньше. И поэтому страдают все: и экспортеры, и те, кто ориентирован на внутренний рынок и те, у кого есть большая составляющая в себестоимости импорта и тех, у кого мало. Сегодня особенно страдают те, у кого есть инвестиционные проекты в стадии реализации в середине процесса, когда уже часть средств инвестирована, кредиты взяты, а процентная ставка не дает возможности эти инвестиционные проекты завершить. Вот эта, конечно, самая тяжелая ситуация. Поэтому мы вели переговоры и продолжаем эти переговоры с Центральным банком. Для того чтобы все-таки были найдены способы, механизмы, как обеспечить достаточно дешевую, недорогую ликвидность для инвестиционных проектов уже, которые находятся в стадии реализации или которые начинаются. Здесь мы два механизма предлагали, по поддержке банков как раз второго эшелона, второго уровня, которые в основном сегодня несут бремя кредитования реального сектора экономики.

В: Вот если сейчас начнутся массовые банкротства российских предприятий, в пользу кого может оказаться передел активов? В пользу государства, может быт иностранных инвесторов, или тех корпораций, которые вошли в этот кризис с маленькими долгами?

Титов: Конечно, прежде всего, активы будут забирать банки. Во многом это будет необходимость, вынужденная мера, потому что многие предприятия, многие или какая-то часть, сейчас пока очень сложно определить масштаб бедствия, масштаб кризиса. Надеюсь, что он будет не очень высоким. Но часть предприятий конечно уже вынуждены будут де… по кредитам, по крайней мере, с такими ставками. И конечно эти активы окажутся у банков. Где окажутся они в дальнейшем, ну, мы знаем, что некоторые банки до сих пор еще не избавились от активов прошлого кризиса 2008-9-го годов. Ну, некоторые конечно, чего бы меньше всего хотелось, будут использовать вот это вот повышение процентных ставок, тяжелое положение у предприятий реального сектора для того, чтобы именно забирать активы, уже волюнтаристски забирать активы, И это будет, не хотелось бы, чтобы это стало новым этапом в переделе собственности.

В: До конца дня S&P может объявить о снижении суверенного рейтинга России по крайней мере, так считают аналитики опрошенные «РБК». Но вот в Standard & Poor’s говорят, что решения по рейтингам будет принято до конца января, Moody’s сегодня тоже сделала прогноз по России. ВВП сократится на 5,5% в текущем году, как вы прокомментируете уже сниженные рейтинги на бизнесе это серьезно сказалось вот на данном этапе?

Титов: Вы знаете, рейтинги конечно важны для более крупных компаний, потому что и у них больше внешняя задолженность, и вот те дефолты, которые могут быть потенциальные, это касается крупных компаний с внешними заимствованиями. Для внутреннего бизнеса они имеют, конечно, значительно меньшее значение, и в общем их жизнь от этого зависеть в большей степени не будет. Но конечно маржинколы, которые мы видели в 2008 году, если будут снижены рейтинги, они могут наступить. У нас большая задолженность, внешняя задолженность корпоративная. И тогда государству придется принимать меры. Вы помните, в прошлый раз, например, ВЭБ выкупал акции компании, по которым были… И надо сказать, что часть этих акций по-прежнему еще на балансе ВЭБа.

В: То есть вы считаете, что опыт прежних кризисов сейчас может чем-то помочь? Вот есть мнение, что сейчас принципиально другая ситуация. Но вы говорили о 2008 годе, а в 90-е, например, нам высказывали такое мнение, предприятия не так были вовлечены в банковское кредитование как сейчас.

Титов: Конечно, было меньше банковского кредитования, сегодня закредитованность больше. Это наоборот, это хорошо было для развития экономики. Тогда когда ты финансируешь свое развитие только за счет собственных средств, это резко снижает твои возможности. Поэтому, конечно, мы уже перешли на новый этап развития экономики, когда кредиты начали работать больше, чем раньше. Но кризисы, конечно, все индивидуальны, все разные. Кризис 98-го года, ну, был особенным, хотя падение курса рубля было значительно более глубоким, чем падение сегодня. Но он был очень быстрым. Мы уже в 99 году практически восстановили все потери, а 2000-й год в связи с тем, что падение курса рубля снизил издержки производства, еще был потенциал, возможность быстрого восстановления производства, уже в 2000-ом показали самый высокий темп роста ВВП за всю историю, 10%.

В: Мы на это будем смотреть. Можно утешать себя, вот этим опытом, что также пройдет.

Титов: Конечно, кризис этот немного другой. Но, тем не менее, он тоже создает возможности. Конечно, сегодня мы больше имеем даже не такой текущий кризис, это системный кризис в том плане, что меняется модель развития экономики. Если в 98-м году она менялась в сторону перехода к больше сырьевой зависимости, так получилось, то вот сегодня сырьевая модель уже перестала работать. Был первый, так скажем, звонок в 2008 году, но цены на нефть быстро вернулись на прежнее значение, ну почти на прежнее значение, на высокие значения. Сейчас этот кризис будет кризисом смены модели экономики

В: Спасибо большое.

Источник: РБК ТВ

Поделиться