Кошмарное дело

Главные опасения предпринимателей в 2013 году были связаны с уголовными преследованиями, плохо работающей судебной системой и законодательными инициативами, на которые они чаще всего не могут повлиять. «Секрет фирмы» опросил бизнесменов и юристов и выбрал пять представителей власти, которые активно «кошмарили бизнес».
1. Александр Бастрыкин
Инициировал отмену поправки Дмитрия Медведева о налоговых преступлениях, которая запрещала возбуждать уголовные дела без участия налоговой инспекции.
«Нас упрекают, что мало дел по налоговым составам… Но это потому, что дела передали в налоговые инспекции. И кто занимался налоговыми преступлениями? Девушки в основном. Ну а что эти девушки могут?» — сетовал в феврале 2013 года в интервью газете «Коммерсантъ» глава Следственного комитета (СК) РФ Александр Бастрыкин. В конце 2011-го тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев внес в статьи 198 и 199 УПК поправки, по которым возбуждать уголовные дела против предпринимателей стало возможно только исходя из результатов налоговой проверки, выявившей факт неуплаты налогов. Это стало частью кампании Медведева по «гуманизации» экономических статей Уголовного кодекса. Если в 2009 году было возбуждено 13 тыс. уголовных дел по налоговым преступлениям, то в результате «гуманизации» в 2012-м— чуть больше 1 тыс. дел.
Бастрыкин неоднократно подчеркивал несостоятельность налоговых инспекций в раскрытии налоговых преступлений и даже предлагал создать для этого финансовую полицию. Его предложения в итоге были услышаны: в октябре 2013 года президент Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, исключающий из УПК поправку Медведева, то есть позволяющий СК возбуждать уголовные дела на предпринимателей без результатов налоговой проверки.
Жалобы Бастрыкина — не единственная предпосылка путинской инициативы. «Либерализация привела к тому, что в некоторых регионах вообще перестали возбуждать дела. Казна несет потери»,— сказал президент.
2. Вячеслав Лебедев
Провалил экономическую амнистию, инициировал процесс объединения судов и упразднил Высший арбитражный суд.
«Отказывать предпринимателям в переквалификации статьи «Мошенничество», а следовательно, в смягчении наказания — негласное распоряжение председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева»,— утверждает один из представителей правозащитного движения. С ним соглашаются и опрошенные СФ юристы.
С 1 января 2013 года в статье 159 УК РФ «Мошенничество» было выделено два «предпринимательских» состава с меньшим сроком — до пяти лет вместо десяти. Осужденные по 159-й статье предприниматели получили шанс на смягчение наказания. Шансы возросли в июле, когда была объявлена амнистия, в которую вошли «предпринимательские» составы. Вопрос был в переквалификации — большинство бизнесменов сидят по общей 159-й статье.
Суды сначала откладывали обращения бизнесменов, а потом, якобы получив распоряжение Лебедева, начали отказывать в переквалификации. В итоге амнистия провалилась: вместо 100 тыс. человек на свободу вышли менее 1,5 тыс.
Кроме того, собеседники СФ считают, что объединение Верховного и Высшего арбитражного судов — тоже инициатива Вячеслава Лебедева, получившая поддержку президента Владимира Путина. «ВАС был для предпринимателей единственным прогрессивным и открытым судебным органом»,— говорит один из юристов, пожелавший остаться неизвестным. Если законопроект Путина будет принят, ВАС упразднят, а упоминания о нем вычеркнут из Конституции.
3. Андрей Бельянинов
Отменил книжки МДП для международных перевозчиков, ухудшив состояние логистической отрасли.
С июля 2013 года глава Федеральной таможенной службы Андрей Бельянинов упраздняет в России процедуру МДП (международные дорожные перевозки) и транзитные книжки МДП, принятые в 68 странах мира. Они позволяют автомобильным перевозчикам проходить таможню в упрощенном режиме, не предоставляя гарантии уплаты таможенной пошлины в каждой стране, по которой проходит маршрут перевозки.
В России выдачей книжек МДП и обеспечением гарантий по уплате пошлин занимается АСМАП (Ассоциация международных автомобильных перевозчиков). Более 70% грузов, попадающих на территорию России, оформлялось с помощью книжек МДП.
Бельянинов обвинил АСМАП в задолженности по гарантиям перед российским бюджетом в размере 20 млрд руб. и заявил, что книжки МДП больше недостаточно для прохождения таможни.
В итоге в Южном таможенном управлении (работает на границе с Украиной), где по распоряжению Бельянинова начал действовать новый порядок прохождения таможни, стоят многокилометровые очереди из фур. С 19 ноября новый порядок будет введен в Северо-Западном таможенном управлении.
«Взамен процедуры МДП нам предлагают воспользоваться новой, сложной и затратной процедурой с использованием платных услуг аффилированных с ФТС России структур»,— пишут представители ассоциации в своем открытом письме. В результате отрасль международных автомобильных перевозок окажется парализована, считают они.
4. Ирина Яровая
Лоббирует законопроект о «платном условно-досрочном освобождении» для предпринимателей.
«Труп, как правило, «стоит» 1 млн руб.,— рассказывает управляющий партнер адвокатского бюро «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры» Александр Забейда.— Такой ущерб обычно должен возместить родственникам осужденный за умышленное убийство. Если же речь идет об экономических преступлениях, то, например, вменили предпринимателю хищение одного миллиарда рублей, значит, миллиард он и должен будет вернуть».
Заставить осужденных предпринимателей возмещать ущерб хочет депутат Госдумы от фракции «Единая Россия» Ирина Яровая. Начиная с 2012 года она последовательно работает над законопроектом о «платном УДО».
В октябре 2013-го законопроект был принят во втором чтении. Но перед третьим Яровая внесла в него поправки: по ним осужденный сможет рассчитывать на УДО только в случае «полного или частичного» возмещения ущерба. А размер ущерба по экономическим преступлениям зачастую определяется некорректно и в итоге получается в разы выше, чем по насильственным, говорит Забейда.
К тому же из формулировки закона неясно, как суд будет принимать решение о том, полностью или частично должен быть возмещен ущерб,— это решение ложится на судей.
Поправки значительно затруднят освобождение по УДО для предпринимателей, считает Александр Забейда, а сам закон в случае его принятия станет способом коммерциализации Уголовного кодекса. Сейчас закон принят во втором чтении.
5. Антон Силуанов
Продолжил повышать акцизы на алкоголь, пересматривать налоговые льготы для бизнеса.
Министр финансов России Антон Силуанов продолжает повышать акцизы на табак и алкоголь — министерство подготовило законопроект на следующие три года. В 2014 и 2015 годах акцизы на спиртосодержащую продукцию будут расти на 20-25% ежегодно, в 2016-м на 10%. Акцизы на табак в 2014 году вырастут на 45%, в 2015-м на 20%.
«Уже в 2013 году стало понятно, что алкогольный рынок находится в плохом состоянии,— сетует директор ЦИФРРА Вадим Дробиз.— 65% рынка крепкого алкоголя занимают нелегальная продукция и суррогат».
По оценкам ЦИФРРА, в 2013 году производство водки в России сократится на 20%, шампанского и коньяка — на 25%. Освободившееся место займут теневые производители, уверен Дробиз, потому как никаких предпосылок для того, чтобы в стране сократилось употребление алкогольных напитков, не наблюдается.
Количество торговых точек, торгующих алкоголем, уменьшилось с 330 тыс. (на 1 января 2012 года) до 265 тыс. и продолжает сокращаться. А каждая закрытая легальная точка дает три точки продажи «с рук», подсчитал Дробиз.
Кроме того, осенью 2013 года Силуанов несколько раз заявлял, что необходимо оптимизировать налоговые льготы для бизнеса, из-за которых бюджет недополучает доходы. «Пострадать могут компании, которые строили долгосрочные инвестиционные планы с учетом налоговых льгот»,— считает председатель движения «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева.
Источник: Секрет фирмы

Поделиться