Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Исследование РБК: как ИП в России получают миллиарды от государства

Индивидуальные предприниматели в России — это далеко не только малый и микробизнес. РБК обнаружил десять ИП, которые за пять лет получили от государства миллиардные контракты. На чем они зарабатывают?

Фото: Анатолий Жданов / «Коммерсантъ»
Индивидуальные предприниматели — темная сторона российского бизнеса. Они не отправляют бухгалтерскую отчетность в Росстат, поэтому данные об их доходах не фиксируются в СПАРК и других информационных базах. РБК решил оценить масштаб бизнеса ИП, изучив сайт госзакупок (Единая информационная система в сфере закупок, ЕИС​), на котором отображаются данные о величине контрактов, заключенных с государством и госкомпаниями.

Выяснилось, что доля ИП в контрактах, заключенных через ЕИС, за пять лет выросла более чем вдвое: если в 2013 году она составляла 1,6%, то в 2017-м — 3,27% (мы считали только ИП, а не всех субъектов малого и среднего бизнеса). Например, с 1 января по 1 ноября 2017 года государство заключило с ИП контракты на 152 млрд руб.

Такой рост в первую очередь связан с госрегулированием закупок. Согласно №44-ФЗ государственные и муниципальные учреждения с 2013 года обязаны не менее 15% объема закупок (в рублях) осуществлять у субъектов малого предпринимательства и социально ориентированных некоммерческих организаций, отмечает доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г.В. Плеханова​ Андрей Моисеев. Малым предприятием считается компания с персоналом до 100 сотрудников и с выручкой до 800 млн руб в год. Кроме того, 223-ФЗ с 2016 года обязывает госкомпании с годовой ​выручкой более 2 млрд руб. совершать 18% закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства (до 2 млрд руб. выручки и до 250 сотрудников). А 20 ноября 2017 года премьер подписал постановление, снижающее порог выручки компаний, которые должны осуществлять закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства, до 500 млн руб. Наконец, эксперты указывают и на множество выгодных для бизнеса серых схем, использующих​ статус ИП​.

Реклама
Play Video
​РБК нашел десять индивидуальных предпринимателей, за последние пять лет получивших только от государства и госкомпаний контракты на сумму более ​1 млрд руб. Они не уникальны, для примера мы поместили в наш ренкинг (см. таблицу) еще пять предпринимателей, которые немного не дотягивают до «миллиардеров», и этот список можно было бы продолжить. Почти все эти ИП — посредники, которые, как правило, выигрывают тендеры, предназначенные только для малых и средних предпринимателей (крупных производителей на них попросту не допускают), а потом организуют поставки с чужих производств или оптовых баз. Шестеро из нашего списка снабжают продуктами школы, детские сады, больницы и пенитенциарные учреждения, остальные заключают крупные контракты с дочерними компаниями РЖД и «Роснефти», поставляют лекарства в государственные аптеки, резиновые перчатки — в муниципальные больницы и т.д.

Кто эти люди и почему они работают как ИП?

Как мы считали

Единственным открытым источником, позволяющим оценить масштабы бизнеса ИП, является портал госзакупок. В общей сложности мы изучили более 9 млн предпринимателей и основателей фермерских хозяйств — как действующих, так и утративших регистрацию на момент исследования. Этот список ИП был составлен на основе копии Единого государственного реестра индивидуальных предпринимателей, предоставленной порталом «За честный бизнес». Для обработки массива данных мы использовали интерфейс доступа к информации с портала госзакупок, разработанный КГИ «ГосЗатраты». Мы нашли все контракты, заключенные с 1 января 2013 года по 1 ноября 2017-го, и на основе совокупной суммы контрактов составили топ-15 «королей госзакупок» среди ИП.
Миллиарды на поставках

Самая крупная фигура в списке РБК — 38-летний москвич Алексей Шарков, который только за 2017 год получил от госкомпании 16 контрактов на общую сумму 2,42 млрд руб. (в 2016 году — на 880 млн руб.). Шарков занимается поставками резинотехнических изделий и металлопроката, все договоры заключены с «дочкой» РЖД  — АО «РЖДстрой».

Алексей Шарков рассказал РБК, что начал заниматься продажей резинотехнических изделий и металлопроката около десяти лет назад и сразу стал постоянным участником аукционов на поставки госкомпаниям. «У нас многие боятся работать с государством, а я решил рискнуть. Оказалось, что это нестрашно и в принципе несложно», — вспоминает он. Страхом большинства предпринимателей перед гостендерами он объясняет и то, что на многих аукционах он оказывался единственным участником. «Я был в абсолютно таких же условиях, что и все остальные — никаких знакомств или привилегий у меня нет, — уверяет индивидуальный предприниматель. — Я начал с малого и потихоньку вырос до крупного поставщика».

Шарков также владел долей в ООО «Торгпромстрой» — другом значительном поставщике РЖД, но в апреле 2017 года ликвидировал это юрлицо. «Я вел деятельность от имени обеих компаний, но ООО вскоре стало бессмысленным, — говорит Шарков. — Я был единственным собственником ООО, все решения принимал единолично, а в статусе ИП работать намного проще». По его словам, чтобы участвовать в тендерах как ИП, нужно предоставить на порядок меньше документов. Шарков утверждает, что гостендеры не единственная статья доходов его компании: поступают заказы и от частных предприятий.

В одном из подразделений РЖД, «Росжелдорснабе», пост заместителя начальника управления материалов верхнего строения пути до 2015 года занимал Артем Анатольевич Шарков (фамилия и отчество те же, что и у лидера топа). РБК предположил, что предприниматель и работник госкомпании являются братьями, но Алексей Шарков эту информацию опроверг: «Он мне не родственник, я даже не видел его никогда». Представители РЖД подтвердили, что Артем Шарков не имеет отношения к поставщику госкомпании. «Артем Шарков не является братом исполнителя заказов «РЖДстроя»: эти люди — однофамильцы. Внутри компании очень строго проверяется возможный конфликт интересов», — заявила пресс-секретарь РЖД Екатерина Герасимова.

«При осуществлении своей деятельности АО «РЖДстрой» для заключения договоров использует конкурсные процедуры в соответствии с 223-ФЗ. Соответственно, все конкурсы у нас являются стандартными, открытыми и понятными как для крупного, так и для малого бизнеса, в том числе для индивидуальных предпринимателей. Случаев расторжения с ИП договоров у нас не происходило, и каких-то особенных рисков в работе с ними мы не видим. Для нас главное, чтобы все работы соответствовали техническому заданию, а также выполнялись качественно и в срок», — заявили в пресс-службе «РЖДстроя».

«Не золотая жила»

Вторую строчку в ренкинге самых крупных ИП занимает Екатерина Фраас из Челябинской области, которая поставляет продукты школам, детским садам и исправительным колониям в Челябинской и Курганской областях и Республике Башкортостан. За последние пять лет Фраас заключила с госучреждениями контракты на 2,13 млрд руб. Предпринимательница также руководит компаниями «Близнецы» и «Викталь», которые тоже занимаются оптовой торговлей продуктами и участвуют в гостендерах, владеет 25% компании ТД «Уралснаб» (25% принадлежит ее брату Павлу, 50% — Марии Пазниковой), которая поставляет продовольствие в колонии и санатории МВД, и 75% ООО ТД «Янтарное семечко» — тоже поставщика продуктов, который в 2017 году заключил госконтракты на 68 млн руб.

Фото: Вячеслав Палес / Lori
До 2006 года совладельцем ТД «Уралснаб» был отец Екатерины, известный бизнесмен Виктор Фраас, но он был убит в Челябинске 11 лет назад. Как писало издание Znak.com, в начале 1990-х Виктор Фраас вместе с Евгением Шишковым организовали небольшой бизнес по разливу подсолнечного масла. Дело быстро пошло в гору, компаньоны разбогатели, но вскоре между ними разгорелся конфликт. Фраас продал Шишкову свою долю, но бумагу о передаче подписал не сам, что позволило ему обжаловать факт продажи в суде. Вскоре после этого в окружении обоих предпринимателей начались убийства. Комментировать работу своей компании и связь торгового бизнеса с отцовскими делами Екатерина Фраас отказалась.​

​Третью строчку занимает 45-летний Александр Утемов из Челябинска — поставщик лекарств в аптеки. За три последних года он заключил с государственными аптеками Челябинской и Курганской областей контракты на сумму 1,8 млрд руб. Самый крупный из них —  на 1,67 млрд руб. — достался Утемову от челябинского «Областного аптечного склада» в 2016 году. «Областной аптечный склад» не ответил на запрос РБК.

«Это не золотая жила. Контракты долгие, на пять-семь лет, сумма оборота размывается и в расчете за год уже не является такой большой. К тому же оборот и то, что остается в итоге на руках, — две разные вещи. У меня рентабельность бизнеса 3%, о каких миллиардах речь?» — заявил Утемов в разговоре с РБК. Он отметил, что заказчики часто заключают договор на гораздо большую сумму, чем в итоге выплачивают исполнителю. «Чтобы не морочиться с бумажками, оформляя каждый новый заказ заново, аптеки выкатывают на тендер максимально разрешенную им сумму с запасом, а потом уже смотрят, сколько товара им реально нужно. Часто полную сумму они не выбирают», — поясняет предприниматель. Кроме ИП, на Утемова не зарегистрировано ни одной компании.

Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС
Короли севера и империя резиновых перчаток

Все дела как ИП ведет и 37-летняя москвичка Светлана Кириллина, которая снабжает резиновыми перчатками десятки больниц по всей России. За четыре года она заключила контрактов с государством больше чем на 1 млрд руб. Кроме ИП на Кириллину было зарегистрировано ООО «В гостях у сказки» (ликвидировано в сентябре 2017 года), которое предоставляло социальные услуги престарелым и инвалидам, производило игрушки и текстильные изделия. Рассказывать о своем перчаточном бизнесе Кириллина отказалась.

«Мы заключаем контракты и с ИП, и с ООО, но индивидуальных предпринимателей среди наших поставщиков значительно меньше, — рассказал РБК один из заказчиков Кириллиной Сергей Киричук, замдиректора по общим вопросам НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова в Санкт-Петербурге. — С кем именно мы будем работать, с ИП или ООО, определяет не руководство, а механизм аукциона — мы заключаем контракт с тем контрагентом, который предложит наиболее выгодные условия. Обычно, если речь идет о крупной поставке, то работаем с ООО. Это чаще всего серьезные игроки, у которых есть большие складские запасы и собственная сеть, а значит, они и нам могут предоставить товар по более низкой цене. С ИП мы сотрудничаем в основном при заключении мелких договоров, когда товар нужен в небольшом объеме, но оперативно. Заключить договор с ИП проще, нужно меньше документов, что позволяет серьезно экономить время. Расторгать контракты с ИП нам еще не приходилось. В основном свои обязательства не выполняют мелкие ООО — поставщики продуктов питания и строители».

С дочерней структурой другой госкорпорации, «Роснефти», четыре года подряд заключает контракты 51-летний ИП Наил Марданов, который также является одним из лидеров мусульманской общины в Салехарде. С 2014 года он оказывает транспортные услуги местному филиалу «Роснефти» «РН-Бурению». За это время он заключил с госкомпанией контракты на 1,2 млрд руб. Пресс-служба «Роснефти» не ответила на запрос РБК.

Еще один крупный ИП, работающий на Крайнем Севере, — житель Кировской области Дмитрий Колчанов. По данным на сайте госзакупок, за последние пять лет он выиграл госконтракты на 700 млн руб. Причем около 50% дохода, по словам Колчанова, ему приносят частные заказы. Сейчас он работает от имени ИП и ООО «Север-Прод» (владеет 20% компании). «Во всех тендерах мы участвуем от имени ИП, потому что на многие конкурсы допускаются участники только этой формы собственности. Кроме того, для участия в торгах от имени ИП нужно подавать в разы меньше документов, чем в случае с ООО», — объясняет Анжела Сорокина, специалист по госзакупкам, работающая на Колчанова.

«Я отвечаю за бизнес своим именем»

ИП Дмитрий Колчанов

«Поставлять продукты из Кировской области на Крайний Север я начал еще на заре 2000-х. На севере не развито сельское хозяйство, нет пастбищ и скота, а значит, нет своего молока и мяса, поэтому привозить туда продукты из центральной России выгодно. Молоко, колбасы, овощи и фрукты я перевожу в арендованных почтово-багажных вагонах пассажирских поездов, вагонах-термосах для скоропортящихся продуктов и вагонах-контейнерах. Время в пути составляет от одного до четырех дней. Поначалу я лично договаривался с владельцами местных магазинчиков — бизнес был небольшим, но заказы поступали стабильно. А с 2006 года начал участвовать в госзакупках. С тех пор поставляю продукты в несколько десятков школ, детских садов и больниц в Коми и Ямало-Ненецком округе.

В 2010 году, когда бизнес разросся, я зарегистрировал ООО «Север-Прод» — сейчас оно занимается в основном транспортными услугами, на него оформляются договоры аренды и приобретения вагонов. Но поставки продуктов остались на ИП. Я в бизнесе уже 17 лет, клиенты знают меня в лицо. С Колчановым Дмитрием им работать гораздо спокойнее, чем с каким-то абстрактным ООО — они знают, что я не привезу плохой товар, не кину, не исчезну.

В этом плюс и минус работы ИП — с одной стороны, тебе доверяют как человеку, с другой — ты рискуешь не только всей собственностью, но и своим добрым именем. Случись что, владелец ООО закроет компанию, уставной капитал в 10 тыс. быстро разлетится, до кредиторов ничего не дойдет. Предприниматель улетит на острова и начнет вести бизнес от имени новой компании. Мы сами очень много судимся с заказчиками, которые задерживают оплату по счетам, и большинство неплательщиков — это ООО. Они не боятся за свою репутацию.

Из-за крупных оборотов мы работаем на общей системе налогообложения (ОСНО). Работать тяжело — по каждому виду отчислений нужно сдавать отдельную отчетность, налоговая приходит с проверками постоянно. Но есть и плюсы: например, как физическое лицо я плачу с дохода 13%, а ООО — все 20%».
Почему ИП?

По утвержденным в 2017 году нормам оборот микропредприятия, статус которого позволяет получить налоговые преференции («упрощенка», патентный режим и др.), не должен превышать 120 млн руб. в год. Однако многие предприниматели сохраняют статус ИП, даже если выручка значительно больше. Такая схема вполне законна, говорит Наталья Горбова, эксперт «СКБ Контур» (онлайн-сервис документооборота для бизнеса): ограничения по обороту и численности персонала вводятся не для формы собственности, а для налоговых режимов. Кроме того, ИП не могут осуществлять некоторые виды деятельности: разрабатывать и продавать продукцию военного назначения, торговать алкоголем (за исключением пива), оказывать страховые, банковские услуги и прочее.

Основное преимущество ИП — отсутствие проблем с обналичиванием денежных средств. «Независимо от размера суммы и целей ее расходования предприниматель вправе в любой момент извлечь ее из кассы или снять с расчетного счета. Все оборотные средства ИП считаются его собственностью», — говорит управляющий партнер юридической фирмы «Лигал Студио» Владимир Комаров. «А значит, использовать деньги можно по своему усмотрению: потратить в казино или дать откат недобросовестному представителю заказчика на торгах», — признает Наталья Горбова.

Фото: Максим Богодвид / РИА Новости
Полезным статус ИП может оказаться и в случаях наложения на предпринимателя штрафов или банкротства. Например, штрафы за административные правонарушения для ИП, согласно КоАП РФ, в среднем в десять раз меньше, чем для юридических лиц, говорит юрист Европейской юридической службы Юлия Кислякова.

«Кроме того, в случае банкротства предприниматель может быстро оформить развод с супругой, предварительно переведя на ее имя свое имущество, включая технику, если она была зарегистрирована на него как на ИП», — рассказывает юрист московского офиса фирмы «Ильяшев и партнеры» Иван Стасюк. Он вспоминает случай в Верховном суде: обанкротившийся ИП предоставил суду соглашение с экс-супругой, по которому 90% своих доходов он отдает ей в виде алиментов (эти долги погашаются в первую очередь). Эти супруги продолжали жить одной семьей вместе с детьми.

Поэтому многие компании предпочитают иметь дело с подрядчиками, которые работают в статусе ООО. «Любой мало-мальски ответственный договор предпочитают оформлять на организацию, чтобы ответственность была не персональной, а консолидированной. Это позволяет несколько снизить финансовые риски», — говорит Ирина Горбова. Все-таки у организаций, как правило, бывает больше имущества, чем у людей. Но из любого правила есть исключения — ИП Андрей Палкин был самым богатым депутатом Госдумы нынешнего созыва, его доходы в 2015 году составили около 1,5 млрд руб. Правда, в 2017 году он в рассрочку продал бизнес своим детям.

Как ИП используют для серых схем
Легкое обналичивание средств и простота запуска ИП создают возможности для организации разнообразных серых схем.

1. Самый безобидный вариант — налоговая оптимизация. Если годовой оборот компании превысил 120 млн руб., а штат сотрудников — 100 человек, бизнес нередко дробят, чтобы не потерять право работать по УСН или патенту. Предприниматели создают номинальные ИП, от имени которых компания в дальнейшем ведет свою деятельность. Но неграмотное дробление может привести владельца на скамью подсудимых, предупреждает основатель коллегии адвокатов Karabaev Legal Group Алексей Карабаев: «Чтобы суд не признал налоговую выгоду необоснованной, вновь созданные плательщики не должны быть взаимозависимыми, обязаны иметь самостоятельную материальную базу, а адреса «раздробленных» организаций не должны совпадать».

2. Организации, штат которых состоит из нескольких ИП, могут использовать их также для выведения наличных средств на собственные нужды. «Обычно привлекаются так называемые номиналы — подставные индивидуальные предприниматели, чьим счетом распоряжается стороннее лицо. Они получают зарплату за то, что через их счет проходят денежные средства, — объясняет управляющий партнер юридического бюро «Палюлин и партнеры» Антон Палюлин. — В связи с ужесточением законодательства по противодействию отмыванию денежных средств и финансированию терроризма наличные денежные средства стали особенно ценны».

3. Научился крупный бизнес и мимикрировать под малый, чтобы принимать участие в тендерах, на которые не допускают больших игроков. По словам Андрея Моисеева, нередко компании используют ИП как подставное лицо для участия в таких торгах. Нередко ИП бывают связаны с организаторами торгов. По словам адвоката и управляющего партнера компании «Правовое решение» ​Сергея Воронина, ​чтобы крупный государственный заказ ушел кому следует, сами же заказчики могут регистрировать номинальные ИП, которые зачастую становятся единственным подходящим под все условия тендера игроком.

Препятствия на торгах

РБК проанализировал ряд контрактов, заключенных с ИП из топ-5 ренкинга, с целью установить наличие дополнительных требований, оговоренных в условиях закупки, которые могли бы стать принципиальным препятствием для участия в торгах для других участников рынка. Из 15 контрактов только в одном были обнаружены требования, которые потенциально могли бы помешать конкурентам. Речь о двух идентичных контрактах, заключенных между «РЖДстроем» и ИП Алексеем Шарковым на общую сумму 878 млн руб.

В условиях проведения закупки указано, что исполнитель должен отвечать двум требованиям: принадлежать к субъектам малого и среднего предпринимательства и иметь опыт поставок резиновых чехлов определенной классификации. Сочетание этих двух требований могло быть фильтром, который отсекает других исполнителей. С одной стороны — крупных игроков, которые имеют соответствующий опыт, но не относятся к малому или среднему предпринимательству. С другой — тех ИП, которые не имеют опыта аналогичных, узкопрофилированных поставок.

В самой РЖД объясняют, что предпринимают шаги по упрощению доступа малого и среднего бизнеса к закупкам компании в соответствии с поручением правительства РФ, а в «РЖДстрое» подчеркивают, что «все указанные процедуры являются открытыми конкурсами со стандартными условиями для всех потенциальных участников». Требование к опыту аналогичных поставок укладывается в нормы конкурсных процедур, отмечают в «РЖДстрое».

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/own_business/13/12/2017/5a1d68bb9a7947745d083338