Четвертый пошел

Поправки в Закон «О защите конкуренции», больше известные как четвертый антимонопольный пакет, «Российская газета» публикует сегодня на стр. 11. В силу они вступят в начале января будущего года. У бизнеса, которого изменения касаются напрямую, будет время подготовиться. К чему именно — об этом в интервью «РГ» рассказал замруководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Сергей Пузыревский.

Четвертый антимонопольный пакет долго готовился и обсуждался. Давайте поясним сначала, зачем нужны поправки?

Сергей Пузыревский: Поправки, которые мы внесли в четвертый пакет, были продиктованы стремлением в непростых экономических условиях снизить административную нагрузку на бизнес.Наиболее важные, с нашей точки зрения, нормы в нем остались. К примеру, он исключает возможность признания доминирующими компаний, которые не имеют большой доли на рынке — ниже 35 процентов. Упраздняется и сам реестр таких субъектов. До сих пор компании, входящие в реестр, должны были согласовывать с ФАС все свои сделки: независимо от того, влияют они на конкуренцию или нет. Теперь этой обязанности не будет.

Вы оценивали возможные последствия?

Сергей Пузыревский: Конечно, мы видим определенные риски: небольшие локальные рынки могут оказаться монополизированными и антимонопольная служба узнает об этом лишь постфактум.Но, во-первых, в законе на этот случай есть серьезные оборотные штрафы. Во-вторых, систематические нарушения, связанные со злоупотреблением доминирующим положением, могут привести к разделу компании. Эта норма на практике еще не применялась, но она есть.

Почему административную нагрузку на бизнес решили снижать именно сейчас, а не 5-10 лет назад?

Сергей Пузыревский: Всему свое время. К примеру, норма о признании доминирующей компании, которая имеет долю на рынке менее 35 процентов, вводилась в 2009 году.На тот момент государству было важно продемонстрировать, что только сильное и эффективное антимонопольное регулирование в условиях кризиса способно обеспечить оздоровление и развитие экономики. В какой-то степени эта норма сдержала аппетиты некоторых игроков, которые благодаря своей доле на рынке могли негативно повлиять на него, в том числе через повышение цен. Но реальных случаев ее применения за шесть лет было очень мало. Скорее, она действовала как страшилка. Поэтому сейчас ее решили убрать.

Многие компании были против поправки о предоставлении правительству права утверждать правила недискриминационного доступа (ПНД) к товарам на монопольных рынках. Она осталась?

Сергей Пузыревский: Да, мы решили ее сохранить, так как она позволит более четко определить правила игры на монопольных рынках, преимущественно инфраструктурных и сырьевых, сделать их более прозрачными для потребителей и дисциплинировать монополистов. Антимонопольных дел после ее вступления в силу станет гораздо меньше — мы в этом уверены.Многие наши оппоненты высказывали претензии, что эта норма не может быть обжалована в суде. Так вот, хочу напомнить, что Верховный суд рассматривает жалобы на нормативные акты, в том числе выпущенные правительством. Так что механизм защиты существует.В целом поправка о ПНД, пожалуй, единственная в четвертом пакете, которая ужесточает государственное регулирование бизнеса. Все остальные будут несомненным плюсом для бизнеса.Заметно расширяется практика предупреждений. Они вводятся по многим нарушениям антимонопольного законодательства, за которые сейчас без вариантов предусмотрена ответственность. Если компания исправилась, никаких штрафов не будет.Такие же правила будут действовать и в отношении чиновников. При этом размеры штрафов для тех из них, кто, получив предупреждение, продолжает создавать препятствия развитию конкуренции, увеличиваются с нынешних максимальных 30 тысяч рублей до 50 тысяч. За повторное нарушение последует безальтернативная дисквалификация на три года.

Сейчас иначе?

Сергей Пузыревский: В законе есть «вилка»: либо штраф, либо дисквалификация, и суды часто назначают штраф. С вступлением в силу четвертого пакета альтернативы не будет.

Четвертый пакет дает компаниям право заключать соглашения о совместной деятельности. Зачем нужна эта норма?

Сергей Пузыревский: Если два предприятия, которые являются конкурентами между собой, решают объединить усилия, это легко можно рассматривать как картель. Но иногда такое партнерство может быть полезным. Скажем, когда две компании строят совместный завод, выпускают деталь, которая в равной мере используется ими обоими, но при этом остаются конкурентами на рынке других товаров. Легальных механизмов наладить такое сотрудничество до недавнего времени не было, поэтому мы ввели исключение из правил о запрете картелей.Если две компании заключили соглашение о совместной деятельности, которое прошло проверку ФАС, они могут работать, не боясь обвинений в создании картеля. Для игроков, совокупный оборот которых превышает 7 миллиардов рублей, требование проводить свое соглашение через антимонопольную службу — обязательное. Все остальные могут это делать по желанию.У нас сегодня картелем может быть признано только соглашение продавцов. А во всем мире — еще и соглашение покупателей, когда они договариваются и действуют против продавца, к примеру, не давая цене на торгах подняться. Мы это учли и внесли необходимые изменения в четвертый антимонопольный пакет.В нем также появились отдельные статьи по описанию негативных практик, которые встречаются на товарных рынках. Это даст возможность бизнесу более эффективно защищать свои права.К примеру, в случае незаконного использования чужих товарных знаков, сходных обозначений или недостоверной рекламы. Ответственность за это уже предусмотрена — штраф от одного до 15 процентов от оборота. Теперь в законе будут описаны прецеденты, которые можно брать, переносить на практику и с этим материалом идти в суд.

Сможет ли центральный аппарат ФАС отменять решения территориальных органов?

Сергей Пузыревский: Да, это еще один важный момент. Сейчас решение может быть обжаловано только в суде, а с принятием четвертого пакета можно будет оспорить его в самом антимонопольном органе. Кстати, у фигурантов антимонопольных дел появится возможность присутствовать при рассмотрении дел в ФАС. Кроме того, в рамках процедуры рассмотрения антимонопольных дел мы вводим новый институт — так называемое «предварительное заключение».Смысл в том, что еще до принятия решения ФАС будет выдавать предварительное заключение с изложением структуры предъявляемого обвинения, ответчик получит право изложить аргументы в свою защиту. Сейчас около 15 процентов решений антимонопольных органов в судах отменяются. Мы надеемся, что теперь этот процент существенно сократится.

Выиграют ли что-то от всего этого обычные люди?

Сергей Пузыревский: Поправки ориентированы на бизнес. Но, повторюсь, они призваны сделать экономику более свободной в тех сферах, где существует конкуренция. В конечном итоге это должно обернуться благом для наших граждан.