Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»
 г. Курск, ул. Радищева, д. 24, 3 этаж
 +7 (4712) 70-15-34
Курская региональная общественная организация
«Союз предпринимателей»

Челябинские бизнесмены настолько суровы….

Челябинские бизнесмены настолько суровы, что не боятся метеоритов, предсказывают погоду по специальному кирпичу и обладают стальной хваткой в общении с налоговой.

Челябинские инспекторы не менее суровы. Они с железным натиском добывают доказательства «схем». Они беспощадны, когда дело касается необоснованной налоговой выгоды. Кто победит в этой схватке, решают суровые челябинские судьи.

Итак, Постановление АС Уральского округа №Ф09-2264/18 от 10.05.2018 года по делу №А76-26319/2016: в серьезном механизме обвинений со стороны инспекции суды заметили отсутствие одного маааленького, но такого важного болтика…

Ближе к делу. В Челябинске, как и в других уголках России есть свои «серые» фирмы. Суровые «серые» фирмы. На выездной проверке крупного завода проверяющие обнаружили семь невероятно странных контор… Чем не повод для суровых доначислений?

Доказательства инспекции

Не только формальными признаками руководствовалась челябинская инспекция. Сотрудники фискальной службы изучили контрагентов от и до, подтянули «братьев по цеху» – работников таможни, допросили сотрудников, провели всевозможные экспертизы, сопоставили факты. Молодцы!

Перейдем к деталям:

— Бардак с документами. По требованию налогового органа часть контрагентов не представила документы. Те, кто все-таки, откликнулся на «зов» налоговой, прислали документы, которые оказались копиями подлинников, изъятых в ходе выемки у налогоплательщика. Это установила техническая экспертиза.

— Подозрительные контрагенты. По адресам, указанным в ЕГРЮЛ, не находятся, имущество и транспортные средства отсутствуют, сведения о доходах физических лиц не представлялись, НДС к уплате задекларирован в минимальных размерах, отсутствуют расходы по оплате коммунальных и арендных услуг, расходы на оплату труда либо привлечение сторонних трудовых ресурсов, как физических, так и юридических лиц;

— Номинальные контрагенты последующих звеньев. Денежные средства, перечисленные контрагентам, в последующем сняты одними и теми же физическими лицами;

— «Левые» подписи в документах;

— Формальные управленцы.Руководители спорных организаций отрицают свою причастность к деятельности спорных контрагентов. Они указали, что осуществили регистрацию юридических лиц по просьбе знакомой;

— Подконтрольность контрагентов. От имени спорных организаций налоговая отчетность представлялась по почте одними лицами с указанием одного номера телефона. Одинаковые IP-адреса, а значит подключение к системе «Интернет-Банк» и управление расчетными счетами осуществлялось с одних и тех же компьютеров. Деятельность подозрительных контрагентов контролировало одно лицо. Плюс, налогоплательщик и «серые» фирмы повязаны родственными связями и бывшими сотрудниками;

— Задолженность. У налогоплательщика перед контрагентами числится многомиллионная задолженность, однако спорные контрагенты не торопятся ее взыскивать;

— Нестыковки в журналах регистрации посетителей (автомобилей). Автомобили, указанные в товарно-транспортных накладных, оформленных от имени контрагентов, на территорию завода не проезжали;

— Помощь таможни. Согласно грузовым таможенным декларациям, указанным в счетах-фактурах контрагентов, товар приобретен у иностранных поставщиков. Однако по сведениям Челябинской таможенной службы контрагенты не зарегистрированы в качестве участников внешнеэкономической деятельности и таможенное декларирование в зоне деятельности Челябинской таможни не осуществляли. К тому же, благодаря таможенной службе, инспекция выяснила, что скорее всего, налогоплательщик получал товар напрямую от иностранных поставщиков.

Доказательства налогоплательщика

Если налоговая не опровергла реальность, значит я ее доказал… По такому принципу построил свою защиту налогоплательщик. Кстати, подтверждение реальности в этом деле было скучноватым… Обошлось безо всяких экстраординарных способов. Четко. Скупо. По существу:

Оформленная надлежащим образом первичка (договоры, счета-фактуры, товарные накладные);

Документы бухгалтерского учета – аналитический учет по счетам 10, 60, 41, 20, 43 и 90, подробный анализ движения спорных товаров;

И осмотрительность, такая хиииленькая: проверил контрагентов по сайту ФНС и точка, точнее «приступаем к сотрудничеству».

В общем: «Уважаемая инспекция, я предоставил весь пакет необходимых документов. И я считаю, что вы не доказали мою согласованность действий с якобы «серыми» конторами. Ваши таможенные запросы, признаки обналички, корявые подписи – ерунда. Вот товар, вот последующее движение товара. Реальнее некуда! Поэтому, налоговая выгода целиком и полностью обоснована».

Вывод суда

Первый суд не поверил налогоплательщику: стандартненькие доказательства в противовес глобального исследования инспекции. Ну, не удивил бизнесмен…

Но апелляция с кассацией углядели отсутствие того заветного «болтика» в механизме обвинений суровой инспекции. Посмотрев на обстоятельства дела со всех ракурсов, суды не сочли доводы налоговой убедительными. Отпор уральского бизнесмена оказался мощнее. Почему?

  1. Налоговый орган не оспорил факт приобретения, оприходования и использования товара в предпринимательской деятельности.
  2. Письмо Челябинской таможни не опровергает доступность импортного товара на внутрироссийском рынке и возможности его поставки спорными контрагентами.

3.Инспекция не опровергла, что количество товара, полученного от иностранных производителей, недостаточно для производства в спорном периоде готовой продукции, а также для последующей перепродажи.

  1. Согласно документам внутреннего учета, приобретенные товары списаны в производство.
  2. Инспекция не доказала иной источник происхождения товара.
  3. Налоговый орган не проанализировал объемы закупленного и израсходованного товара, не составил товарного баланса, а неполнота проверочных мероприятий не может быть истолкована против налогоплательщика: «в п.31 «Обзора судебной практики ВС РФ №1 (2017)» от 16.02.2017, в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2016 №305-КГ16-10399 (по делу № А40-71125/2015), отмечено, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, равно как и факты неисполнения соответствующими участниками сделок (поставщиками первого, второго и более дальних звеньев по отношению к налогоплательщику) обязанности по уплате налогов сами по себе не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров».
  4. Про осмотрительность: «Сделки, заключенные налогоплательщиком с спорными контрагентами, соответствовали его обычной деятельности, не являлись особо крупными.

Границы проявления должной осмотрительности определяются, в том числе доступностью сведений, которые могут быть получены налогоплательщиком о своих контрагентах.

Законом не закреплена обязанность налогоплательщика проверять своих контрагентов на предмет нахождения по месту регистрации, выполнения ими обязательств перед бюджетом.

Вменение налоговым органом таких обязанностей налогоплательщику можно расценивать исключительно как возложение на него дополнительных обязанностей, связанных с проведением мероприятий налогового контроля, что ни ст. 23 НК РФ, ни иными положениями налогового или гражданского законодательства не предусмотрено. Более того, налоговое законодательство не наделяет налогоплательщика правами на проведение, по существу, мероприятий налогового контроля».

Мария Морозова, юрист и налоговый консультант «Туров и партнеры»:

В данном деле налоговые органы сосредоточились на том, чтобы доказать, что контрагенты налогоплательщика являются недобросовестными и налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при выборе поставщиков. Инспекторы отлично проверили лиц, у которых налогоплательщик закупал товары. Эти лица действительно не соответствуют критериям самостоятельности и добросовестности. Однако доначислять собрались не им. Логично, ведь с фирмы-однодневки нечего взять. Поэтому нужно взыскать с налогоплательщика. Но про реальность сделки налоговые органы совсем забыли…. Действительно, ранее такой подход отлично работал. Проверка у налогоплательщика проходила до 19 августа 2017 года, но суды уже не одобрили формальный подход налоговых органов. На данный момент действует статья 54.1 НК РФ, которая это подтверждает. Кодекс запретил инспекторам формальные выводы на проверках (п.3 ст.54.1 НК РФ). Теперь налоговики не должны использовать банальные аргументы: первичку подписали неизвестные; контрагент не платит налоги либо имеет иные нарушения по налогам и сборам; возможность компании заключить сделку с другим добросовестным партнером. Например, если в счете-фактуре есть технические ошибки, то вычеты законные. Так уже решают судьи (Постановление Двадцатого ААС от 04.12.2017 по делу №А54-6886/2016, Постановление Седьмого ААС от 15.09.2017 по делу №А45-4180/2017).

Да простит меня суровая челябинская налоговая… Вы красиво распечатали контрагентов. Вы великолепно сработали с коллегами из таможни. Вы четко раскололи сотрудников. Но бизнесмен, благодаря отсутствию болтика с наименованием «опровергнуть», о котором вы забыли, оказался суровее вас. Ведь доказать и опровергнуть – это ваша задача.

А задача бизнесменов – создавать национальное достояние России и платить налоги. Нравится вам это или нравится, это ваша работа – рыться в «грязном белье» налогоплательщиков для поиска сенсационных фактов нереальности.

 

Источник: https://turov.pro/chelyabinskie-biznesmenyi-nastolko-surovyi-c/